+74957409778    +79295302087  islands@glorium.ru
Москва, Старопетровский проезд, 7А стр6 офис 208

Александр и Николь Гратовски: путешествие к себе

Опубликовано 31.07.2015






от автора
:


Случайности — это когда лучи событий сошлись в одной точке, и что-то произошло, сЛУЧилось. Лучи в моей жизни привели меня сначала к двум книгам со странными названиями. После «Генератора возможностей» и «Принципа дельфина» несколько дней ходишь как пьяный — от новых открытий в себе и окружающих. Спустя какое-то время эта необычность мышления начинает становиться пусть и слабенькой, непрочной и пока еще уязвимой, но уже привычкой. А ощущение хорошего кайфа в голове не просто не проходит, а только укрепляется.

И вот через некоторое время случается так, что я беседую с авторами этих книг, руководителями международной кругосветной экспедиции «Тридцатая параллель», создателями Посольства дельфинов, инициаторами Всемирного Фестиваля Дельфинства — Александром и Николь Гратовски.

Каковы границы возможностей человека? Где черпать вдохновение? Как найти ответы на самые сложные вопросы? Как выйти за границы привычного?

А еще о путешествии к себе, о радикально новом опыте и переживаниях, которые меняют привычный уклад сознания.

Все это — вот как написано выше — я и произнесла в начале нашей встречи.

И понеслось...

Николь Гратовски:
А «ходишь как пьяный» — это когда ноги заплетаются, язык не слушается и глаза не фокусируются? Мы надеялись на обратный результат. Похоже, наши книги не удались...

Александр Гратовски: Увы. Вот вы только что сказали, что после их прочтения необычность мышления становится «привычкой». Ужас, потому что либо необычность, либо — привычка. Фокус как раз в том, что любая ситуация, вообще все на свете — впервые. Никогда еще этого не было. А мы все ищем подобия и переносим заплесневевшие опыты в «сейчас», делая этот момент подобным тому, которого уже давно не существует. Едим, работаем, любим, говорим, молимся — привычно. Автоматически. И поэтому это все не работает.

Н.Г.: А еще вы сказали, что наша встреча — про то, как найти ответы на самые сложные вопросы. А мы, откровенно говоря, не очень озабочены поиском ответов. Тем более, если вопрос «сложный».

Говорят, пришел как-то Пытливый Ум к дзенскому монаху и спросил, в чем основная заморочка людей. «А сам-то ты как считаешь?», — спросил монах. «В том, что они не могут найти ответы на самые важные вопросы», — говорит Пытливый Ум. «А по мне, так в том, что они не могут найти самые важные вопросы».

— А у меня как раз — важные вопросы. Вот, например: можете ли вы сказать, что являетесь авторами, создателями своей жизни? Наверняка так было не всегда — что стало стимулом поменять отношение к жизни? Как это случилось?

А.Г.: А каждый человек является автором собственной жизни, готов он это признать или не готов. Собственно только в этом и разница. Кто-то сказал, что ответственность — это совсем не страшно, это просто авторская подпись под собственной жизнью. Хотите — подписывайтесь, не хотите — не подписывайтесь, в любом случае она ваша и больше ничья.

Н.Г.: Стимула менять отношение к жизни, собственно, не было. Как-то минула нас чаша сия. Как было в детстве, так, в основном, и осталось. Похоже, что, напротив, очень многие отношение к жизни на рубеже так называемой взрослости отчего-то меняют. Какие у них стимулы — можем только гадать. Вот вы сказали о «путешествии к себе», а проблема, скорее, в том, что принято почему-то полжизни путешествовать «от себя», а потом мучительно пытаться вернуться. У нас у обоих как-то это проще было: в детстве мы любили играть. Это занятие поглощало целиком, как и любого ребенка, занятого интересной игрой. Оно вообще немыслимо по принуждению, может быть только спонтанным, добровольным, захватывающим — иначе игра мгновенно прекращается. И всегда игра — в ситуации неопределенности, потому что, если финал известен, играть неинтересно. Магия и азарт исчезают. И потому — это всегда ново, и всегда — творчество. Вот, собственно, мы малость подросли, и игры тоже, но тем более отказываться от такого отношения к жизни нет никакого повода.


— Что вы вкладываете в понятие «жить интересно»? Что делает вашу жизнь интересной?

А.Г.: Мы ничего не вкладываем, нас устраивает уже вложенное. «Интересно» — это латинское слово, inter esse — «быть внутри». Когда ты снаружи — наблюдатель, зритель — это в лучшем случае шоу, развлечение, информация, но — не твоя жизнь. Ты сидишь в зале, иногда сопереживаешь, иногда ешь попкорн, иногда пишешь СМС, иногда дремлешь. Не ты играешь на сцене, это происходит не с тобой, главная роль — не твоя. Время проходит вроде бы твое, но отвечаешь за его заполнение не ты — «солдат спит, служба идет». Так оно, безусловно, спокойнее, и потому очень многие предпочитают этот способ существования. Но «интересно» — это когда ты сам пишешь роль, находишь ее рисунок и исполняешь. Потому что если ты не сочинишь и не исполнишь ее, не наполнишь, не заполнишь ее собой, не ВЫПОЛНИШЬ, — никто другой не выполнит, потому что «быть внутри» твоей роли по определению можешь только ты. И вот «интересно» — это, как в том триллере, сделать эту миссию выполнимой.

Н.Г.: Для нас «интересное» — синоним «настоящего». Present — это и настоящее в смысле момента (текущее), и в смысле «подлинное», и в смысле «присутствия», и, наконец, в смысле «дар». И все это — про счастье. На корпоративных тренингах принято говорить, что «счастье» — от «сопричастности», но это просто от «сейчас». Так во многих языках, кстати (bonheur — bon heure во фр. и др.). Если ты сейчас здесь — присутствуешь — приз в студию. «Что делает вашу жизнь интересной?» Не «что», а «кто» — вы, больше некому.

— Бывали ли в вашей жизни ситуации, когда вы вставали перед выбором: жить, как все, или следовать своему пути?

А.Г.: Буквально постоянно. И в основном — очень соблазнительные. Очень комфортные, уютные. Над одним из таких предложений, обещавшим почти золотые горы и кисельные берега, мы думали почти сутки, и еще сутки искали возможность, как бы это так поизящнее отказаться. Тут есть одна простая история: если ты чувствуешь то же, что думаешь, а думаешь то же, что говоришь, то дело твое сложится само собой. Соответствие друг другу этих трех измерений (чувства, мысли и слова) однозначно зададут дело, не придется петлять и угадывать. А если ты чувствуешь одно, думаешь другое, говоришь третье, то ноги разъезжаются настолько, что выбор действия для тебя — мучителен, и ты раньше или позже найдешь какого-нибудь начальника, которому его отдашь, чтобы стать просто исполнителем его планов. Будет очень спокойно. Но придется, чтобы не разодрать себя на три части, хотя бы разучиться чувствовать.

Н.Г.: О том, как же «следовать своему пути», старцы говорили формулой «ум в сердце помести». Рассуждения от головы о выборе пути — это про окольные тропы. А настоящее похоже на то, как течет вода. Представьте ситуацию, когда две капли воды останавливаются на склоне и начинают диспут о том, куда «актуальнее» течь — направо или налево. Здесь нет возможности для диспута, нет на самом деле никакого выбора, верный путь — единственно возможный для этой капли в этот момент. Он решается не интеллектуальными средствами и вообще — за пределами рефлексий. Он зашит внутри единой физики этой капли и этой территории.

А.Г.: Один приятель рассказал нам, как однажды застрял в автомобильной пробке посреди города. Время идет, он чертыхается, сил уже нет, и себя ему жалко, и жизни своей. И думает: «Господи, зачем я тебе нужен такой? Не гений, не красавец, не полководец. Никакими особыми талантами не отмечен, обычными какими-то делами занимаюсь, в пробках этих стою. Зачем я Тебе, Господи?» Облегчил душу, махнул рукой и включил радио в машине. А там звучит какая-то простенькая песенка о любви — точно на словах: «Просто мне нравится смотреть на мир сквозь твое окно». И его пробило.

Н.Г.: Представляете: семь миллиардов окон. Из каждого из которых виден свой неповторимый мир. То, куда наши глаза направлены, — или интересно, или нет. Либо там происходит что-то настоящее, либо это бесконечный «Дом-2». Если по огромному числу таких экранов постоянно одно и то же безнадежное реалити-шоу, то чуть раньше или чуть позже их выключают. Но если от того, что видно сквозь это окно, захватывает дух, если там воплощается что-то подлинное и искреннее, что-то, для чего оно и было задумано и своими капиллярами и сетчатками помечено, то тогда — ура. Так что — давайте протирать стекла :-)

Вы — создатели Клуба Пиковых переживаний и Посольства Дельфинов. Эти слова вызывают у неподготовленного, пусть и интеллигентного, думающего человека, вопросы о том, что это такое и в чем суть существования таких организаций?

А.Г.: Дело в том, что мы не очень верим в то, что уговорами можно склонить кого-либо к чему-то принципиально новому для него. Есть глаголы, у которых нет повелительного наклонения. Бессмысленно, например, говорить «Люби!». Есть только опыт, переживаемый человеком непосредственно — только это трансформирует. Понимаете, Любовь ведь — это не концепция, лекции тут бессильны. Так вот такие предельные, пиковые опыты можно... как бы сказать... случать. Строить. И тогда происходит нечто, способное изменить не просто угол зрения, не просто точку зрения, но СПОСОБ ВИДЕНИЯ.

А.Г.: Когда любой из нас получает новую информацию, он сравнивает ее с той, которая у него уже есть. Как в книжном магазине: информация по этому поводу лежит у меня на полке Б12, и я ее погружу туда же. Это именно про «уклад сознания», как вы точно выразились в начале — как «уложить сознание». Нередко при этом мозг не понимает, «из какого раздела» эта информация — у него нет такой полки, некуда уложить. Тогда эта информация признается неверной или лишней и отбрасывается. Но бывают исключительные случаи взаимодействия с информацией. Это момент, когда человеку становится очевидным, что весь книжный склад, которым он обладает, организован неверным образом. Потому что туда нельзя поставить ничего нового: всё настолько плотно упаковано и структурировано, что новому не проскользнуть. Там все квадратное, а, как известно, забивать круглые колышки в квадратные отверстия — очень хлопотное занятие. И когда вдруг вспыхивает осознание этого, из бочки выбивается дно. Это довольно травматичная история, потому что приходится в миг отказаться от кучи привычного и дорогого сердцу хлама, но боль короткая — чувство огромного освобождения и прозрачности ее исцеляет. Выигрыш колоссален: не просто создается иное устройство склада, но стена между ним и действительностью исчезает в одночасье. Это называется словом «метанойя». Или — трансформация (которая меняет изнутри, в отличие от информации, приходящей снаружи). Вот — это про Клуб.

— А про Посольство дельфинов?

Н.Г.: Посольство как посольство. Представляет образ жизни одного народа на территории другого.

А.Г.: Люди тратят колоссальные средства на поиски внеземного разума, не замечая, что под носом — земной, хотя и организованный совершенно не так, как наш. Дельфинам — пятьдесят миллионов лет, человечеству — один. Они в пятьдесят раз старше, мозг каждого из них развит мощнее, чем человеческий, их способности перечеркивают большинство наших представлений о действующей физике, но мы продолжаем зарабатывать на них, заставляя прыгать в дельфинариях за мячиками. Они совершенно гармоничны в среде обитания (которая, к слову сказать, покрывает 80 процентов поверхности планеты, и из которой почти на столько же состоим мы сами). Они умеют быть внимательными постоянно и в каждом своем действии — они никогда не спят, каждый вдох их осознан. И они, несмотря на моменты грусти, раздражения, усталости, они радостны. Вот три основные вещи, которые точно могут целиком преобразить нашу жизнь, если мы научимся им. Быть гармоничными в отношениях с миром. Быть внимательными постоянно. Быть про радость. Мы организовали около трех десятков экспедиций к дельфинам, жили с ними подолгу в открытом море, и — создали Посольство дельфинов при Человечестве. Оно — для людей, и считает своей задачей приумножение в жизни людей такого способа восприятия мироздания и существования — Дельфинства.

 — Вы сейчас заняты подготовкой Всемирного Фестиваля Дельфинства. Что подвигло вас на такое масштабное мероприятие? Это в большей степени желание поделиться своим мировоззрением или, наоборот, почерпнуть что-то новое? Верите ли вы, что с помощью Фестиваля можно повысить уровень сознательности людей? Или это просто желание собрать единомышленников?

Н.Г.: Уровень сознательности повышают на профсоюзных собраниях или тренингах личностного роста. Действительно, человечество построило такой способ существования, что дальше — край. Отношения с миром и собственной жизнью, основанные на потребительстве и разобщенности, УЖЕ кончились, потому что дальше некуда. Действительно, созревший прыжок в новое — функция изменения сознания. Не постепенного, а мгновенного. Лавинообразного. Человечество — единый организм. Как в каждом организме, ни одна клетка не может существовать без целого. Но это не значит, что каждая клетка, даже находящаяся очень далеко от мозга, участвуя в огромном числе сложнейших жизненно важных процессов, непременно должна обладать самосознанием. Нет никакого стремления пытаться имплантировать осознание этих фактов всем и каждому. Но есть желание собрать вместе пусть и небольшое число людей, УЖЕ осознающих, что в прежней системе больше нет решений.

А.Г.: Сейчас миллионы человек, населяющие, например, крупный мегаполис, путаются в вопросе о собственном истинном адресе, а потому действуют несогласованно даже сами с собой, что уж говорить о том, чтобы — друг с другом. Любые их усилия, по существу, взаимоуничтожающие. Вместе с тем, если в один момент в одном месте собирается некоторое число людей, чьи усилия когерентны, результат их неизмеримо превосходит арифметическую сумму разрозненных усилий. В физике это называется интерференцией — колоссальное увеличение мощности волны. Резонанс. Вот мы и хотим посмотреть, что получится, когда сотня таких людей из разных стран соберется в одном месте в присутствии дельфинов и китов.

Н.Г.: По существу, это первый межвидовой фестиваль. Потому что киты и дельфины — не объекты, а субъекты происходящего, без которых он как минимум не полон.

 

— Какие три совета вы можете дать читателям, чтобы их жизнь стала более наполненной, яркой и осознанной?

Н.Г.: Первый — слоган Фестиваля: следуй за своей любовью. Если ты делаешь то, что любишь, в сделанном будет любовь, и оно будет жить. А иначе — нет смысла и заморачиваться, только устанешь сильно, заболеешь, а ничего живого и радостного не выйдет. Второй — будь внимательно. Развивается только то, на что направлено твое внимание. То, что у тебя в фокусе — как в объективе. Все остальное — расплывчато, нерезко, размыто. Куда направить внимание — только твой выбор.

А.Г.: И третий — будь новым. Только тогда ты — живой. Мир не совершен, потому что не завершен. Творение происходит сейчас. И граница уже случившегося и только возможного проходит по тебе.



 


по материалам сайта interesno.co

Автор: обработки статьи - H.L.
Поделиться
К другим постам >>