8665083566557835665588556458825f.jpg

Не ищи света как вещи среди вещей, ищи камни,
строй храм, и он озарит тебя светом.
Антуан Экзюпери

Иногда, когда вес тяжёлых мыслей, мрака и тоски перетягивает чаши весов на свою сторону, человек понимает, что в этом забытом Богом мире есть и другая сторона медали. Та сторона, которая, как правило, прячется от нас. Та сторона, к которой привыкли себя причислять всяческие набожные фанатики и официальные религиозные представители - все те, кто по определению не может являться носителями света и какой-либо его целостной формы. Те, для кого жизнь - быт со строго распланированной программой дня, а аскеза - невесёлая грань их реальности, необходимая и выполняющаяся через силу. Но речь сегодня пойдёт не о шарлатанах от религии и не о истовых верующих. Речь пойдёт о самой что ни на есть подкорке человеческого сознания, в которой и гнездится эта маленькая белая птаха - стремление к добру и свету. Вот только персонаж для этого путешествия выбран классически-лабиринтовский...

Сегодня мы попытаемся совместить наш стандартный сумбурный раздрай, приправленный доброй порцией безуминки, с поучительной притчей... А может быть и резкой критикой, ведь, вступая на шаткую дорожку грёз, я уже не могу сказать куда заведёт кривая. И в предисловиях всегда так - обещаешь одно, получаешь другое. Но тот, кто будет у нас в гостях сегодня, никогда и не отличался логичностью жизнеописаний. И, начиная сегодняшнее путешествие, хочется вспомнить Жиля де Рэ и Анубиса - двух таких же странных и многоликих персонажей, история которых настолько занесена песками времён, что передвигаться не споткнувшись, по ней можно только лишь на ощупь. И все эти аналогии вы ещё успеете увидеть. И насладиться ими. И восхититься народными сказания, былями и небылицами.

Святой Христофор в "Лабиринтах".

Итак, начнём сразу с неизмеримого количества фактов, чтобы размозжить вашу голову о стену безумия времени. Кстати, заметьте, мы не часто подходим к этому понятию настолько близко, как сейчас! И, как говорится, остановись мгновение!... И сейчас я требую от вас весь запас мозгового пространства на жёстком диске, или его перегрев вам просто обеспечен.

История нашего персонажа начинается на рубеже III - IV веков. Во времена правления Деция Траяна некто, кого римляне назовут "дурным" и "отверженным", уже попадает в плен во время вооружённого столкновения с берберами в ливийской пустыне. Он обладает неимоверной силой, выносливостью и принадлежит к племени киноцефалов - дикарей-людоедов с пёсьими головами - однако отличается от последних удивительной верой в Христа... Константинопольский синаксарий, созданный в XVI веке, между тем, утверждает, что псиглавость Христофора "следует понимать символически, как состояние грубости и свирепости во время пребывания его язычником". Конечно, из шестнадцатого-то века оно лучше видно.

История нашего персонажа начинается на рубеже III - IV веков. Во времена правления Деция Траяна некто, кого изначально в собственном племени зовут Репрев ("дурной", "отверженный"), уже попадает в Рим после инцидента с Вакхом избившим его за защиту христиан.  Силач Репрев не ответил насилием на насилие и уже через некоторое время был доставлен в Рим двумя сотнями солдат императора. По пути он совершает чудеса - его посох, подобно посоху старшего брата Моисея Аарона, уже расцветает, хлеба, которых солдатам еле хватало в пути, чудесным образом приумножаются. Всё это происходит на глазах у двух сотен людей, которые, как вы понимаете, уже начинают верить в чудодейственную силу Христа и будут крещены вместе с Репревом антиохийским епископом Вавилой... Внешность Репрева в этом варианте, кстати, изуродована Богом по его собственной просьба - дабы его красота не могла искушать женщин (святой в итоге был уродлив "аки пёс"). После крещения, Репрев получает церковное имя "Христофор" и наделён возможностью проповедовать на доселе неизвестном ему языке - ангел вложит в его голову знание языка ликийцев.

Когда Христофор с отрядом солдат, внезапно принявшим христианство, прибудет в Рим, Деций прикажет двум блудницам соблазнить святого и заставить отречься от Христа. Блудницы, конечно же, вернутся уверовавшими. После начинается традиционная для любой религии кровавая баня, в ходе которой блудницы и две сотни солдат будут казнены, а Христофор, пройдя множество зверских пыток, останется без головы на плечах.

История нашего персонажа начинается в Древнем Египте, где имело место поклонение богу Анубису. Позже, копты, желая сохранить в христианской вере один из образов своих Богов, переносят внешность Анубиса на внешность искуственно созданного святого и совершают определённый религиозный подлог. Церковь не спорит с подобными заявлениями - это событие может помочь наладить более тесный контакт с дальними границами Римской Империи. Однако, из-за подобных практик, в христианство вливается элемент язычества, который теперь уже навсегда смешается с монотоистической религией - поклонение обширному пантеону святых, забота о загробной жизни (отпевание и т.д.), священные изображения, молитвы (как заклинательный элемент) и множество подобных деталей, которые принято считать чисто христианскими.

История нашего персонажа начинается в Риме. Главные герой уже не псиглавец, но великан, которого зовут Репрев (перевод имени к этому времени уже отсутствует). В том же жизнеописании есть ещё один вариант, и всем, кто его придерживается, конечно же ясно, как божий день, что история НА САМОМ ДЕЛЕ начинается в Ханаане и имя нашего героя - Офферо. Офферо-Репрев, по преданию, ищет самого могущественного царя, которому он сможет служить: изначально отметается вариант с официальным царём и Дьяволом (существует ответвление сюжета - служба Дьяволу и разбойничество великана до определённого времени). В итоге, после всех своих мытарств, Репрев приходит к Христу. Вернее к работе паромщика, переправляющего путников через бурный поток на собственной спине. В один прекрасный день на переправу пришёл мальчик и просил перенести его через бурный поток. Закинув на свою спину малыша, Репрев направился к противоположному берегу, но на середине реки почувствовал великую тяжесть на своих плечах. Ребёнок ответил, что в этом нет ничего необычного, ибо он - Христос, и он несёт на себе все тяготы мира. Перебравшись на другой берег, Репрев спустил ребёнка на землю и, после крещения Иисусом получил имя Христофор - "Христа несущий".

И, я думаю, что это ещё не все версии жизнеописаний, которые можно рассматривать в рамках нашего сегодняшнего персонажа - святого, изображения которого в определённые исторические периоды искажались, уничтожались или переделывались безо всяких на то портретных оснований. И действительно, почему смена лика на иконе (а это приводит, как вы понимаете, к некой портретной недостоверности) всегда вызывала меньше критики, чем элементарное нахождение оригинала этой иконы в храме? И почему в определённый момент времени священнослужители начали видеть что-то неприемлемое, враждебное в оригинальном и уже намоленном изображении опального святого? Или всё-таки они посчитали, что молиться на лошадиную или собачью голову ниже их достоинства? Но, простите, даже святой Андрей упоминает о людях с собачьими головами. Или если вы не верите в рассказы из Библии, то примите во внимание хотя бы заметки Марко Поло о племенах, которые, чтобы добиться устрашающего вида, заостряли уши и зубы, а также разрезали щёки до середины... И какое церкви дело, до внешности того, кто несёт в своём сердце свет? И не это ли называется мракобесием - попытка пригладить, расчесать, уложить, всё то, что кажется тебе неугодным. Так о какой этике и терпимости церкви мы тогда вообще можем вести речь?...

Приход Христофора на Русь также был неоднозначным. С одной стороны новгородская редакция Иконописного подлинника утверждает, что изображение святого должно иметь форму человеческую, с другой - неопровержимое свидетельство о наличии икон пёсьеглавца, датируемых ХI - ХII веками. Сама история принятия этого изображения, по логике, должна была получить некий социальный резонанс, однако документов, которые говорят о конфликтах при переселении святого на чужбину, на Русь, не сохранилось. Сохранились лишь различные его изображения - в облике людей или полулюдей, сохранились лишь различные конфликты связанные с более поздними церковными реформами...

Наш персонаж рождается в мифологии древних греков. Харон (в дословном переводе "сверкающий глазами"), является перевозчиком душ через Стикс - реку смерти и исполняет тот же мифологический сюжет, участие в котором позже католики припишут святому Христофору. Нельзя сказать, что в христианской традиции безымянная река была рекой смерти, но если мы берём описание её как бурной и строптивой, той, к которой действительно должно было приставить паромщика-великана, то аналогии прослеживаются. Мы, конечно, не должны забывать об ангеле смерти Гаврииле (как вариант - Азраиле), который выполняет роль проводника души в посмертном состоянии, но сама аналогия с посмертной переправой через реку, которая родилась на Руси задолго до понятия "ангел смерти", была отражена ещё в сказаниях о реке Смородине. Переправой через реку служил Калинов мост. "Не вода в реке бежит, а огонь горит, выше лесу пламя полыхает". За это Смородину иногда называли Пучай-рекой (бурлить, вспучиваться). Калинов мост же получил своё названия от жара, исходящего от него – постоянное нахождение над рекой, пышущей огнём, раскалило его и сделало невыносимым для передвижения. Зачастую охрану моста приписывали Змею Горынычу. Смородина, получившая своё название от славянского "смород" (резкий запах),  как до сих пор полагают некоторые учёные, не была снабжена ни одним мифологическим паромщиком. Однако, если мы погрузимся совсем-совсем глубоко, в природу славянских заговором, то мы наткнёмся на заговор на кровь, в тексте которого упоминается "старый матёрый человек", плывущий в лодке и секущий веслом-саблей синее мёртвое тело, кровь из которого не течёт. На теле этом находится калиновый мост. С приходом христианства и подтасовкой исторического элемента - наличия обязательного служащего у подобного охраняемого объекта, реку отдадут под присмотр Михаилу Архангелу.

Однако, на этом профессия религиозного паромщика, коей был наделён Христофор, не изживает себя. Задолго до Харонов и, возможно, славянских Смородин, мистические паромщики орудовали у этрусков. В их особенности посмертных покатушек не было разделения на психопомпа (грубо говоря, проводника душ до Реки Смерти) и перевозчика. Этруского перевозчика-проводника звали Турмас, а затем Хару - от имени которого и пошёл, что вполне возможно, образ греческого Харона. И если вы подумали, что мы уже слишком отошли от темы, то настало время несколько развеять эти ваши сомнения – помощник греческого Харона - Гермес Психопомп изображался, как правило, именно с собачьей головой. И что мы имеем? Множество легенд и мифов, тонким крючком сцепленных друг с другом за волшебную нить смысла, объединяющую таких разных и таких сложных персонажей... Ну и вернёмся к тому же образу Анубиса - бог, сопровождающий душу после смерти, приносящий Сердце и Перо на чаши весов... Во всех верованиях кинокефал (киноцефал) имел прямое отношение к сопровождению умерших в Аид, Гадес или просто на Ту Сторону. Не стоит же забывать и Библейские путешествия Иисуса в те же края. Так почему же легенда о Христофоре не может являться переосмысленной и переработанной легендой о снисхождении в Ад? Тем более, что днём почитания Христофора является 25 июля - "день вне времени" по майянскому календарю. Также этот день отмечен как "день, которого нет" в календаре тринадцати лун. Арифметика последнего календаря, кстати, очень проста - по ней год состоит из 13-ти лун по 28 дней. А 25 июля приходится лишним днём и представляет собой Врата Перехода из одного временного отрезка в другой. И вот вам очередная история о Пороге и его Переходе, непосредственно связанная с нашим персонажем.

И раз уж мы заговорили с вами о такой интересной профессии как персонализация Стража Порога между Жизнью и Смертью, миром живых и миром мёртвых, а стало быть причастности к мрачному краю Мёртвых Земель (опять же - собачья голова может рассматриваться, как непосредственный атрибут "нечестивости" персонажа, так как собака изначально во многих поверьях считалась религиозно "нечистым" животным"), мы приходим не только к персонажу, поддерживающему самую важную функцию порядка (отделение и ограждение живых от мёртвецов и наоборот), но и к одной интересной особенности Христофора, доказать которую сейчас, правда, достаточно сложно... Известны случаи, когда храмы в честь Христофора возводились во время самых страшных эпидемий и моровых болезней (храм в Великом Новгороде в 1533-ем году, или в Москве в 1572-ом). В обоих случаях сама эта религиозная деятельность в подобных условиях выглядела несколько нелепой (тем более при наличии официально отвечающих за здоровье народонаселения святых) и публично не афишировалась, но стоит заметить, что в Москве мор прекратился в тот же самый год, в который был возведён храм (по Новгороду, к сожалению, подробнее рассказать не представляется возможным). Опять же - собачья голова, как атрибут, могла достаться христианскому перевозчику от самого древнего его коллеги - шумерского Намтара (Намтару) - первого из известных олицетворений Стражей, имеющего "хтонический облик". Описание этого облика до нас, к сожалению, так и не дошло.

И вот перед нами снова эти самые иконы. Иконы, которые разнятся и по сюжету и по восприятию. Единственная их общая черта - смирение и моление, присущее Христофору в любых его ипостасях. Здесь иконы с собачьими головами, иконы с полностью "очеловеченными" образами и изображения святого с головой лошади. Последний вариант вводит в крайнее заблуждение не только авторов прочих современных икон, не только священнослужителей, но и историков, которые непосредственно изучают религию. Откуда на некоторых иконах взялась лошадиная голова? Очередная адаптация для более удобного внедрения святого в племена степных народов? Неграмотное изображение иконописцем собачьей головы? Вольная трактовка? Но о какой вольной трактовке может идти речь в такой строгой сфере религиозной работы, как иконография? И никто бы не удивился, если бы подобные иконы были уничтожены сразу по их завершению и совсем недопущены в храм... Но стоит вам только посетить Петербургский государственный музей истории религии, как вы наткнётесь на это... И, не задумываясь о диковинке, просто пройдёте мимо. Однако на самом-то деле, в таких вольностях может скрываться очень и очень много принципиальных вопросов... Но, правда, стоит отметить, что, несмотря на множество возмущений со стороны служителей церкви, наказывались за размещение икон с изображением Христофора-псеглавца не все. И, независимо от официальных коллекций икон в храмах, подобные "неудобные" образа в своё время продавались в лавках Москвы практически повсеместно. Известен случай в Спасо-Преображенском соборе в Ярославле, где изначально нарисованное изображение кинокефала позже было переделано под изображение очеловеченного святого. На нимбе этой иконы можно заметить следы переработки - старый, достаточно неаккуратно переписанный собачий лик Христофора, слегка различимый на нимбе нового варианты иконы.

История нашего сегодняшнего образа - история о природе света. И хоть тему эту не так легко раскрыть в формате небольшой биографической статьи, хочется донести до читателя одну простую, на первый взгляд, идею. Идею о том, что Свет и Тьма - две стороны одной медали. И на первом уровне понимания, на "аналоговом"  уровне,  человек, пытающийся победить Тьму внутри себя, выглядит великим борцом - крестоносцем со светящимся мечом в руке. Борцом с демонами и нечистью. Однако, если мы заглянем в этот вопрос чуть глубже, если мы поймём, что существование в пустыне без теней слепящим светом своим уничтожит любую жизнь, то осознаем, что с Тьмой внутри имеет  смысл бороться лишь в те минуты, когда она пытается руководить тобой и поедать тебя. Пакт о ненападении слишком важен в такие минуты. Гармония - вот цель общения человека с самим собой. Искоренение греха и зла внутри себя делает человека похожим на безумного фанатика, чья алчная цель заключается лишь в одном - ещё при жизни своей увидеть благословение церкви и собственный образ в раме с нимбом на голове.

Вера в некий потусторонний мир может быть не очевидной, но общение с ним - вещи привычные и обыденные для каждого, даже не осознающего этот процесс, человека. Даже если он считает, что на всё воля эволюции, и что только карма крутит колесо - множество разных сущностей ежедневно вмешивается в жизнь человеческую. И важно иметь защитников в рядах этих странных и непонятных созданий. Ведь свет может исходить даже из образа необычного и пугающего. Так природа нашего сегодняшнего героя уходит корнями если не в историю о крови и страданиях (официальное церковное жизнеописание), то, в истории о Стражах Порога, берущих своё начало из шумерских легенд. И Святой Христофор - прямое доказательство тому, что подавление других верований выглядит более чем варварским актом - природа положительных энергий всегда, в любой вере и религии останется природой положительных энергий. А если мы берём к рассмотрению древние мифологические системы, то увидим глобальность существовавших там персонажей, их возможность соединить двойственность в единое русло. Если прослеживать истории религий в целом, то мы поймём, что в более древних народных верованиях, сущности и Боги не разделялись на плохих и хороших, они имели природу светотени. Церковная мораль отделила небо от земли лишь с одной целью - разделить Знающих и Незнающих, создать очередной барьер, для преодоления которого стоит попотеть над соблюдением определённых норм и уставов, закрепляющих энергию Света внутри. И чем ярче становится этот навязанный верующим образ Света, тем сильнее фанатизм - это абсурдный итог любого безудержного поклонения, любого заколачивания внутри себя энергий, официально отрицаемых церковью, называемых ей "тёмной энергией", которая, может быть, и должна выйти наружу, но блокируется мозгом верующего с подачи некого "спонсора", диктующего свою волю.

И мы можем приехать в Успенский монастырь города Свияжска, в Византийский музей в Афинах, в Раифский Богородицкий монастырь, в Ярославскую церковь Николы Мокрого и снова встретимся глазами с этим образом... Каким-то совсем непонятным образом, молящим своего странного Бога о счастье человеческом. Как утверждают церковники - молящим Иисуса. Ну что ж... Мы же с вами грамотные люди - мы не будем отрицать того, что находится в рамках определённой религии. Мы не варвары, чтобы крушить, жечь и ломать чужие устои. Мудрость зачастую и заключается в том, чтобы в девяти случаях из десяти сделать определённый вывод, протянуть нить - через года, через века, через один конец пропасти к другому. И связать их, укрепив знание в её логической петле. И лишь в одном из десяти случаев возмутиться...

И образ этого святого, если задуматься о его природе более серьёзно, свяжет воедино все образы всех религий. Это маленький мостик от шумеров к египтянам, от египтян к этрускам, от этрусков к грекам и, наконец, к нам сегодняшним. И как важно, чтобы звенья этой цепи не выпадали и преемственность поколений не прерывалась никогда. Чтобы история религии и культуры не рубила под собой сук, на котором сидит. Ведь если выпадает хоть одно звено - по недосмотру или чьей-то глупой воле - соединить цепь уже будет в тысячу раз сложнее. Чтобы стереть – иногда достаточно одного движения руки. А чтобы доказать, доказать на культурологической, научной основе, требуются десятки и сотни лет трудов маститых учёных, чьи теории всё равно никогда не будут приняты на веру. Даже если будут тщательно проанализированны и верно истолкованны, но не подкреплены доказательствами на фоне того, что доказательства эти когда-то были уничтожены.

История нашего персонажа в очередной раз преображается в средневековых летописях Павела Диакона, который пишет о лангобардах, находившихся в определённый период времени в дружбе с неким народом киноцефалов, с теми, что припадали к ранам убитых ими воинов и жадно лакали их кровь своими собачьими языками. По информации древнегерманского хрониста и схоластика Адама Бременского, киноцефалы тех мест, о которых говорили и Марко Поло и Павел Диакон, являлись сыновьями амазонок от неизвестных, устрашающего вида чудовищ с Севера, ориентировочно - с Уральских Гор. С одним из таких чудовищ столкнулось войско Александра Великого во время битвы с русами. Существуют свидетельства, что это существо, обладающее нечеловеческой силой бросилось на воинов Александра и умудрилось оторвать слону хобот. Его рост и внешность ничем не отличались от обычных человеческих, отмечали лишь рог на лбу и неимоверную силу странного существа. По записям Карамзина, которые могут дополнить подобный перечень версий и догадок, в XIV веке в Москве всё ещё поговаривали о странных существах с Урала, якобы обладающих огромной силой и головами, сильно напоминающими собачьи... Путешественник Герберштейн же, видел подобных людей где-то в верховьях Оби. О подобных встречах также часто упоминал Рене Генон. И поскольку большинство свидетельств, исходя из этих теорий, уводит нас в горы, то логика приводит нас к классическим чудовищам с совсем не собачьей, но с головой похожей на обезьянью. Кстати, в Египте киноцефалами называли не столько народности, сколько павианов - из-за сходств формы голов этих приматов с собачьей головой...

И как ещё может начаться история нашего сегодняшнего персонажа?..