Москва, Старопетровский проезд, 7А стр6 офис 407
+7 495 740 9778

Марина Цветаева: реквием

Опубликовано 23.10.2015

00095e6y.jpg




Грех не в темноте, а в нежелании света.
Марина Цветаева.

 

Приветствуя всех Вас в очередной биографической статье, хотелось бы сразу сказать, что статью эту  я некогда написал в более чем необычных для себя условиях. И можно сказать, что это период перехода от одного образа жизни к другому, в момент, когда быть собой было крайне важно... И как вы считаете — если мы не будем собой, не будем следовать своей точке зрения, то кем мы будем? И будем ли мы вообще?

И сегодня неожиданно быстро определился тот самый заглавный вопрос, который проступает между строками обычно лишь к концу повествования. Тот вопрос, который для многих творческих людей становится вопросом жизни и смерти, других же, более реально смотрящих на жизнь граждан просто ввергает в пучину алкоголизма и депрессии. И вопросец-то что надо, согласитесь? Однако даже если вы уже решили, что сами знаете ответ, я всё равно хотел бы немного отвлечь ваше внимание и на примере сегодняшней жизни заставить почувствовать вкус крови на языке, взбить воздух в густую тягучую массу, которая при каждом вздохе будет не приносить облегчение, но отягощать сердце. И вот каждый очередной глоток кислорода уже кладёт на и без того не самое сильное сердце небольшой камешек. К сожалению, камешки эти девать нам сегодня будет некуда, потому что организм человеческий работает по принципу воздушного шара, который быстро можно нагрузить, надуть под завязку, но который слишком медленно сдувается, чтобы переносить регулярную подачу этого тяжёлого колкого воздуха. И сердечная мышца уже лопается, а каждая новая падающая на неё песчинка горя готова стать решающей, после которой сердце уже оборвётся и провалится, упадёт в те самые мрачные глубины, в которых ни одному живому сердцу делать, конечно же, нечего...И вам выбирать, что делать дальше — окаменеть или просто закончить игру в жизнь, которая некогда доставляла такую яркую гамму эмоций. Но решая один вопрос, мы всегда приходим к другому — а что, собственно, страшнее: умереть на самом деле или понарошку, убив себя лишь морально? И тут ваши ответы снова-таки будут разниться. Однако ваши мнения на этот счёт принадлежат исключительно вам, как и мнение нашей героини, сумевшей сделать этот страшный, безумный шаг.

Итак, мои уважаемые читатели, сегодня с нами, не побоюсь этого слова, второе солнце русской поэзии. Женщина, которая до конца жизни оставалась собой, в чём-то была абсолютным ребёнком, а потому никогда не позволяла себе погасить тепло внутреннего дара, знаковая личность не только своей, но и всех последующих эпох. И много ли людей с таким внутренним пожаром вы можете наблюдать в нашем современном обществе — вот в чём вопрос? Сегодня с нами Марина Ивановна Цветаева.

Детство нашей сегодняшней героини отличалось от детства большинства её современных коллег по перу. И если многим поэтам нашего времени с пелёнок приходилось терпеть неудобства и бороться за выживание, то Марина Ивановна, которая родится 26 сентября 1892-го года, дефицита внимания и материальных благ испытывать не будет. Как говорится, вот он, казалось бы, счастливый случай в истории русской словесности, отголосок тех времён, когда поэты сплошь выходили из аристократических семей. Отец Марины — профессор Московского университета на кафедре теории искусств и всемирной истории. У него, как вы понимаете, всегда очень много работы, но, что самое важное — не такая уж она и пыльная, да и дети — Марина и её младшая сестра Настя — не чувствуют себя обделёнными вниманием. К тому же всё их детство проходит под наблюдением матери, которая в мечтах уже видит своих дочек успешными писательницами или поэтессами. И обратите внимание, мои уважаемые читатели, на эти самые приоритеты и это время, когда искусство слова не просто бесприбыльное баловство, но более чем серьёзное занятие, которое может принести не только обожание в кругах ценителей литературы, но и достаточно неплохой доход. Как говорится, кто сказал, что времена не меняются? И перемену этого самого времени Марина почувствует на себе как никто другой. Но это будет немного позже, а сейчас они с сестрой уже играют в саду дома. Лишь пейзажи, города и страны постоянно меняются — Россия, Италия, Швейцария, Германия.

Все эти разъезды связаны с болезнью матери семейства — Марии Мейн. Марина, на которую мать возлагает большие надежды, уже с шести лет пишет стихи на трёх разных языках — русском, французском и немецком. И без запинки, с неподдельной взрослой драматичностью она зачитывает маме то, что у неё получилось. Та, как вы видите, тихо улыбается и гладит дочь по голове. Она понимает, что процесс творчества, процесс игры со словом в воображении девочки уже запущен. И механизм этот на своей максимальной скорости выдаёт уникальный материал. Однако кто бы знал, чем иногда заканчивается любой честный творческий разгон машины воображения...

А время от первого слова до последней строки уже летит, как вы понимаете, и когда Марине исполняется 14 лет, её мать умирает. И подобные события, как кажется, всегда наступают слишком быстро, но прошлого уже не вернёшь, именно так рассыпаются карточные домики, и уютные семьи внезапно становятся более холодными. Всё равно, что вытащить звено из цепи. Но время всё лечит, и проходит боль даже таких серьёзных потерь. А что потом — взлёт или угнетение, возрождение или депрессия — решать только вам.



В 1910-ом году, спустя четыре года после кончины матери, Марина уже выпускает тайком, тиражом в 500 экземпляров, свой первый сборник стихотворений «Вечерний альбом». Книга, конечно же, будет издана на свои деньги. И это, пожалуй, самый важный шаг в жизни — решиться изменить своё будущее. Выпуск «Альбомов», пусть даже небольшим тиражом и полуподпольно, вызовет достаточно оживлённое общественное обсуждение. К этому времени Марина, получившая отличное образование в Европе, уже серьёзно намеревается заняться литературой. Её лирика столь же воздушна, как и она сама, в её сердце ещё крепка вера в любовь и счастье. И строки струятся тихим вкрадчивым мотивом, мягким бальзамом на рану. А милая молодая девушка в момент достижения, казалось бы, полной гармонии уже добавляет в них еле различимую нотку тревоги и отчаянья:

 

Всё лишь на миг, что людьми создается.
Блекнет восторг новизны,
Но неизменной, как грусть, остается
Связь через сны.

Успокоенье... Забыть бы... Уснуть бы...
Сладость опущенных век...
Сны открывают грядущего судьбы,
Вяжут навек.

 

И, поражённые красотой и талантом литераторы, уже признают Марину одной из своих. Более всех остальных вокруг неё хлопочет Максимилиан Волошин -известный, крайне суровый литературный критик. Марина, которая на пятнадцать лет младше своего покровителя, выглядит пушинкой на фоне мощного и серьёзного Волошина. Дружба их продлится до самой смерти Максимилиана, но в гостях у семьи Цветаевых Волошин успеет побывать лишь однажды. Марина же частенько наведывается к нему в гости в Коктебель. Именно здесь, на берегу Чёрного моря, в небольшом посёлке у подножия вулкана Карадаг, происходит знакомство Цветаевой с будущим мужем - Сергеем Эфроном. И вот эта чудесная природа, которая насквозь пропитана музыкой жизни - изумительные горные массивы, заповедники, чудесные благоухающие в пору созревания плодов виноградники. Тот самый момент, когда время просто хочется остановить, выключить, навсегда оставшись именно здесь и сейчас. Но стрелки часов, как всегда, торопятся к своему логическому финалу. И, казалось бы, что менее пяти минут назад перед нами разворачивались эти чудесные виды, но пейзаж уже тает в ароматах летних вечеров. Самое счастливое время, как обычно, пролетает быстрее всего.

На дворе уже 1916-ый год. И пусть для кого-то эта смена событий покажется слишком быстрой, но помните ли вы тот момент, когда ваш вчерашний день отдалился от сегодняшнего ровно на год? И вряд ли кто-то из нас сможет связно ответить на этот вопрос. Первой дочери Марины уже 4 года и они всей семьёй находятся в гостях у Анастасии Цветаевой. Настя в это время живёт с сыном и гражданским мужем в Александрове, что во Владимирской области. К этому моменту в жизни Марины яркой вспышкой уже промелькнёт роман с Софией Парнок. Позже Цветаева посвятит периоду этих отношений цикл стихов “Подруга”. Сергей же мог только разводить руками - очередная шалость его одарённой жены. Но всё это где-то в прошлом. А сейчас, когда Мариной написаны ещё несколько циклов стихов, которые принесут ей огромную популярность, уже назревает более чем ожесточённый политический конфликт. Как вы можете понять, на пороге гражданская война.



 

И вот она - война. Единственный, как сейчас кажется, способ всё кардинально изменить. В условиях войны не бывает среднего, каждая из сторон играет ва-банк. И, как говорится, начнись сейчас война - на чьей стороне выступили бы вы? Точно такой же выбор встаёт перед мужем Марины. Сергей встаёт под знамёна белогвардейцев. В том же году в их семье рождается вторая дочь, которую назовут Ириной. На момент начала войны, Марина с детьми уже находится в Москве, она работает над новым циклом стихотворений “Лебединый стан”, посвящённый белогвардейскому движению. Восторженный, непримиримый цикл, в котором, как и на войне, нет компромиссов. И моим далёким от политики читателям, скорее всего, очень сложно понять, почему обязательно нужно было занимать определённую политическую позицию в такие непростые годы. Но тогда в людях бурлила живая кровь, горел огонь, который лишь позже превратится в кисель. И само участие в подобных действиях было альтернативой нынешней “активной гражданской позиции”, которая заканчивается там, где начинается власть. Во время гражданской войны Цветаева изредка печатается в издательствах “Вёрсты” и “Царь-девица”. Работа эта приносит минимальный заработок, и кормить двух дочерей становится крайне трудно. И где искать выход, где те люди, которые готовы понять, что человеку важно быть не просто человеком, но личностью, имеющей право на собственную политическую точку зрения? Ведь даже друзья во время войны всё больше увлечены собой - и это правильно, потому что беда затрагивает всех. И выход остаётся только один - поменьше есть и набраться терпения. Однако все эти методы ни к чему не приведут - Марина в надежде на то, что детям не дадут умереть с голоду, будет вынуждена обратиться в детский приют. Вместо двух дочерей из приюта она заберёт только одну - маленькая Ира, которой недавно исполнилось два года, умирает от голода. Именно в это время для Марины наступает самый сложный период жизни, потому что, как бы ни было сложно втроём, ещё сложнее хоронить детей, которые просто не должны погибать такой страшной и нелепой смертью. Письма от Сергея, который ежедневно рискует своей жизнью, также не приходят. И когда советский режим уже устанавливается окончательно, дом Марины Цветаевой становится похожим на общежитие - теперь здесь живут ещё и абсолютно чужие люди, ведь, как вы понимаете, в обществе, стремящемуся к коммунизму, всем нужно делиться.

От чудовищных условий быта Марину спасает муж - он внезапно объявляется в Берлине. Цветаева вместе с дочерью перебирается к нему. Позже их семья снова продолжит странствия по Европе, остановившись в Париже, где в 1925-ом году рождается сын Сергея и Марины Георгий. И, кажется, что хуже уже не может быть, просто потому что НЕ МОЖЕТ. Состояние постоянной нужды и растерянности, вечного побега мужа от правительства СССР доводит её до истерик. Марину в письмах с Родины постоянно поддерживает Пастернак, но в эмиграции ей приходится очень трудно. Родина зовёт домой, стучится где-то в груди глухими ударами, просит вернуться. И шанс вернуться будет, но, к сожалению, это будет последнее возвращение. Когда Сергея Эфрона обвинят в причастности к заговору против сына Троцкого, он бежит в СССР. К этому времени там уже живёт и их общая дочь Аля. Марину же, как жену заговорщика, будут постоянно допрашивать. Маленький Георгий скучает по отцу не меньше чем Марина, и хочет как можно быстрее увидеться с ним. Цветаева, которая чудом находит деньги на поездку, как вы понимаете, уже не может не отправиться к себе на Родину. Туда, где в сложнейших условиях живут её муж и дочь. Туда, где природа и друзья. И ни один политический строй не может испортить это ощущение воистину русской природы, которая когда-то давала столько сил для написания стихов. А теперь осталась лишь боль. И после живой воды кто-то прорубил колодец с мёртвой водой, которая не восхищает, но пугает, больной кровью сцеживается на бумагу. И финальный отрезок плёнки уже монтируется, а режиссёр, в сотый раз лукаво улыбаясь, следит за реакцией зрителей. И трагедия, без сомнения удастся, как вы понимаете.


Время неизбежно бежит вперёд, на дворе 1941-ый, и Сергея Эфрона уже арестовывают по статье 58-1-а УК, несколько месяцев как по обвинению в шпионаже арестована их дочь Аля. В творчестве Цветаевой наступает полный штиль. Она всё больше замыкается в себе, начинается конфликт с сыном, который обвиняет мать во всех смертных грехах. И скажите, зачем, ну зачем нужно было возвращаться в СССР из достаточно лояльной Европы? И разве нельзя плюнуть в себя, растереть, забыть обо всём, наконец, всеми правдами и неправдами укрыться от спецслужб? Публиковаться и попробовать хотя бы немного встать на ноги, жить для сына, жить для того, чтобы быть наконец-то услышанной? И у каждого из вас собственный ответ на этот вопрос, конечно же. Однако, как можно бросить любимых — дочь и мужа, как можно бросить эту землю, которая растила и подбрасывала дрова в огонь таланта? Но теперь дрова кончились, и догорать приходится самой. Волошин уже мёртв — не смог перенести второй инсульт, одиннадцать лет назад застрелился Маяковский, которому Марина посмертно посвятила цикл стихотворений, почти тридцать лет, как умер отец. Близких и родных людей становится всё меньше. Всегда рядом остаётся лишь Пастернак, который ещё пытается поддерживать в Марине жизнь, но, как окажется, безуспешно.

Ещё до того как будет расстрелян Сергей, буквально за восемь дней до этого страшного дня, волею судьбы Марина с сыном отбывают в Елабугу, в эвакуацию — начинается Великая Отечественная Война. О смерти мужа, к слову, она так и не узнает. Вещи ей помогает собирать Борис Пастернак, который также финансово поддерживает и дочь Марины в заключении. Когда он свяжет ей багаж попавшейся под руку бечёвкой, то невзначай обронит: «В дороге пригодится, такая прочная, хоть вешайся!» И кто знает — сыграла ли эта фраза Бориса Леонидовича ту самую решающую роль в самую чёрную для Марины минуту? И кто мог догадаться, что эта милая женщина сможет покончить с собой? И, как говорится, никто никогда ни о чём не догадывается... Никто и не думал, что Цветаева уже вынашивает мысль о самоубийстве.

31 августа 1941-го года Марины Цветаевой не станет, великая поэтесса повесится на той самой прочной верёвке. Она уйдёт в возрасте 48-ми лет, вытерпев и перенеся столько, что хватит на два столетия вперёд. Её талант, который уже не смог пылать, сердце, бьющееся слишком часто и возможность творить чудесные стихи — иссякли...

 

Отказываюсь — быть.

В Бедламе нелюдей

Отказываюсь — жить.

С волками площадей

 

Отказываюсь — выть.

С акулами равнин

Отказываюсь плыть —

Вниз — по теченью спин.

 

Не надо мне ни дыр

Ушных, ни вещих глаз.

На твой безумный мир

Ответ один — отказ.

 

После смерти Цветаевой останется три письма, в которых она обратится к самым близким и важным людям. И не с оправданием своего поступка, но с просьбой простить. «Не вынесла», — напишет она. Основной же текст будет обращен к тем немногим близким, кого она попросит присмотреть за сыном. Отдельная записка будет передана самому Георгию: «Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик».



Автор: H.L.
Поделиться
К другим постам >>
 
Яндекс.Метрика