Москва, Старопетровский проезд, 7А стр6 офис 407
+7 495 740 9778

Минотавр: Страх и Зеркала

Опубликовано 24.11.2016


Насколько человек побеждает страх, настолько он — человек.
Томас Карлейль

 

Сегодня мы всё чаще имеем дело с испуганным скотом, а не с человеком. К концу нашего путешествия вы поймёте, что это действительно так. И что это не должно оскорблять и унижать. Это должно побуждать к определённым действиям. Сегодня мы будем говорить о страхе, который обрёл форму. О том, что такое настоящий ужас и откуда растут корни невежества, непонимания и тупости, а следственно и панических атак, которые регулярно претерпевает каждый из нас. Человечество, в основе своей, огромные ясли с испуганными малышами. Боятся все. Боятся всего. Страху подвержены президенты и генералы, домохозяйки и бизнесмены. Человечество - куча испуганных детей, брошенных в огромном лабиринте, в котором рано или поздно каждый из нас будет сожран одним из наших сегодняшних персонажей. Один из них уже здесь. Где-то рядом. Смотрит на вас из темноты и алчет свежего мяса. Второй останется в тени, и я не расскажу о нём. Вы сами всё поймёте. Я слишком часто жевал и проглатывал за вас. Пришло время поработать собственной головой. И давайте начнём сразу с трудных загадок.

Фантомы, чудовища, различные химеры и прочая некогда вызывавшая панический трепет мерзость когда-то обитала рядом с человеком. Мы заселили планету самыми страшными и самыми ужасными тварями, каких только могли придумать. И всегда ждали тех, кто их победит. Нам нужно было бояться. Мазохичность человека не имеет границ. Сейчас над этими образами смеются в кино, в анекдотах и на дружеских посиделках, даже не подозревая, что тени этих диких и опасных существ обитают рядом. Они не просто наблюдают за нами из темного угла комнаты. Они выпивают соки из мозга, поселяясь в сознании, порождая ничем не обоснованную тревогу. Вы можете уверять себя, что зверь умер. Но вы видели, как он умирал? Принимающие разные формы в зависимости от наших желаний, надежд и фобий, перед каждым из нас предстают свои Те-Кто-Бьют-Зеркала. В более прагматичное время человека зачастую пугают сны об увольнении с работы, но древние чудовища никуда не делись. Они рядом. Когда мы засыпаем, они выходят из тени, подходят к нашей кровати и хрипло дышат нам в лицо. Или целуют нас в лоб, своими окровавленными губами. И делают это с великой страстью и нежностью, с лаской и заботой. Потому что они любят нас, вожделеют нас, хотят нас заполучить. И увести в те коварные бездны беспрерывных кошмаров, в которых зверь и человек уже сольются в жутком танце. В танце, в котором человек обречён. Рядом с кроватью каждого из нас ночи на пролёт проводит личное чудовище, которое иссушает нас, требует встать и выпить воды. Пугает мраком коридорного проёма или наоборот успокаивает, стараясь не попадаться на глаза и придать нам смелости, лишь лукавыми деталями напоминая о том, что оно существует. Слизкие твари из разряда последних никогда не встречаются человеку. Они хотят, чтобы человек не верил в них. Делают его смелее, после чего хрипло глумятся и смотрят на то, как их забыли. Но забыть, стереть из сознания и уничтожить - разные вещи. И если ты ничего не боишься (или думаешь, что ничего не боишься), помни, что это морок и очередная страшная шутка. Сценка, в которой тебя дёргают за нитки, прежде чем погрузить в кошмар. И когда тебя в него окунут с головой, ты утонешь и обязательно захлебнёшься. Минотавр в "Лабиринтах".

 

 

Вся наша жизнь - стремление к цели сквозь страх. И когда страх прибивает нас к земле, он действительно серьёзно впечатывает человека в грязь. Мы редко пугаемся, когда стоим на пороге лабиринта. Но там, в глубине, что-то внутри нас переламывается. Особенно ближе к середине и далее. Когда становится понятно, что дорога вперёд примерно равна дороге назад, отступать, по большому счёту, глупо, потому что за тоже самое время пути можно добиться собственной цели, а идти вперёд - страшно. Свет уже давно померк, а темнота, к который ты некогда привык, начинает пугать. Когда ты остаёшься в лабиринте один на один с собственным кошмаром, да ещё прекрасно знаешь, что цели тебе просто так не добиться и в конце тебя обязательно встретит чудовище, которое нужно победить, все инстинкты самосохранения сбоят и паника наступает сама собой. Громкие истерики, как и всё громкое, призваны собрать публику. Кровь, слёзы, испуг - всё это поверхностные вещи. Тихая паника и молчаливый ужас, что погружают нас в ступор - вот главные наши враги. И откуда он взялся здесь? Кто виноват в том, что в одном и том же лабиринте каждый видит лишь свой самый страшный и уникальный кошмар. Всё это напоминает историю Фредди Крюгера, который ловил деток и разрывал их в клочья при помощи самых изощрённых подсознательных кошмаров. Но Крюгер - персонаж для другой истории. Впрочем методы у него вполне схожи с методами минотавра.

И знаете, на чём я ловлю себя сейчас? На том, что минотавр этот стоит за моим левым плечом. А у вас как с этим ощущением? Оно появится, если не отвлекаться от чтения и полностью погрузиться в текст. Оформите буквы своими тонами и полутонами. Вложите в слово "боль" свою личную боль. Пролейте столько крови, сколько требуется, чтобы честно пройти этот путь от начала до конца. Это - не бульварное чтиво на две минуты. Если автор или читатель перестают лить кровь свою на колесо, то оно перестанет вращаться. И будет мелко, невкусно и пресно. Проживите это. Пустите панику и испуг в себя. И тогда вы поймёте, что сегодняшняя длинная беседа - ужасное путешествие в комнату страха. Вот так и работают "Лабиринты". Как походная лаборатория, в которой нельзя быть нечестным. В которой нужно выкладываться полностью. Крови на губах у нас с вами нет, но вкус - уже присутствует. Вы не погибните и не задохнётесь. Но чем глубже вы пустите в себя этот образ, тем более живым покажется вам текст. Потому что персонаж этот уже не вовне. Но в моих пальцах, которые набивают вам поток букв. Он хочет, чтобы вы испугались. Он хочет, чтобы все мы поняли, откуда берёт корни наш дикий первобытный страх.

Первые упоминания о минотавре логичнее относить ко времени минойской цивилизации. Впервые следы её существования были обнаружены на славном острове Крит, на котором выкупил кусочек земли некий Артур Эванс. Артуру несказанно повезло - та земля, счастливым обладателем которой он теперь стал, располагалась ровнёхонько над древней постройкой, определённой позже как дворцовое сооружение. Минойская цивилизация, чтобы всем вам было ясно, это цивилизация Средиземноморья, которая существовала ещё до появления греческой культуры. "Вот это поворот!" - скажет кто-то из вас. Ведь в школе-то мы все начинали уроки истории с Древней Греции или, в лучшем случае, с Египта. "Исключительное явление: ничего греческого, ничего римского", - такую фантастическую запись сделает в своём дневнике Артур.

Первые жители острова, которых принято называть пеласгами, появились на нём более чем неожиданно. Практически всё, что осталось от народа, который старше Гомера как минимум на пять сотен лет - диск с записями на непонятном языке, над расшифровкой которых учёные бьются тщетно. Он не похож ни на один из известных человечеству языков. Ну и необходимо понимать, что если их культура на полвека старше греческой, то расцвет и развитие её происходило не менее, чем ещё полвека. То есть временные рамки уезжают далеко назад. Туда, куда заглянуть у нас не получится при всём желании.

Вопрос об исторической достоверности царя Миноса до сих пор остаётся открытым. Это тема, над которой археологи будут биться ещё очень очень долго. Нужно понимать только одно: речь идёт о царе, который непосредственно мог править во времена существования таких богов, как Посейдон и Зевс. То есть не во времена распространения мифов а них, а во времена, когда их считали вполне реальными существами полагали, что вполне могут где-нибудь столкнуться с этими титаническими правителями Мира. Тем более, если учитывать тот факт, что Минос был непосредственным сыном Зевса, а сам Зевс был вскормлен козой Амальтеей ни где-нибудь, а именно в пещере на Крите. Именно здесь начинается история изображений быка, вооружённого обоюдоострыми топорами-лабриссами. Изображения эти, как правило, встречаются в пещерах, некогда предназначавшихся для жертвоприношений.

И вот Минос, сын Зевса и Европы, уже изгоняет с Крита всех своих братьев. Он выигрывает нелёгкую борьбу за сердце одного прекрасного юноши - сына Аполлона и Арии, в честь чего просит Посейдона послать ему самого прекрасного быка, которого Минос мог бы принести в жертву Богу Морей. Посейдон обещание исполняет, а Минос - нет. Он решает принести в жертву другого быка, а подарок Бога оставить при себе. Но обмануть Посейдона не удаётся. Он насылает на жену Миноса любовную страсть к посланному им быку, а та вовремя обращается к Дедалу, который мастерит полую корову, находясь в которой, Пасифая уже соблазняет дикое божественное животное. В положенный срок у Пасифаи рождается сын с телом человека и головой своего отца. Тот же Дедал, по велению Миноса, в последствии мастерит первый в истории человечества лабиринт - сооружение, из которого минотавр выбраться не сможет. Но история не была бы начата, если бы во время кровопролитной войны, Минос не обратился за помощью Зевса в военном походе на Афины. Зевс помогает царю и насылает на жителей города мор. Афинский оракул уже настоятельно советует горожанам покориться воинственному Миносу и говорит о том, что мор будет снят, если они исполнят волю царя, какой бы дикой она ни была. Минос же не придумывает ничего лучше, чем запросить у жителей Афин по семь юношей и семь девушек в год, с целью кормления чудовищного минотавра. И всё это, казалось бы, смахивает на типичный миф с одним только уникальным элементом - лабиринтом. Только вот лабиринт - это не пришедший позже к нему на смену так называемый "вертоград блужданий", имеющий множество перепутанных друг с другом тоннелей. Лабиринт - это некое строение, которое имеет вход, также являющийся выходом. Конечно, из лабиринта с живым минотавром выйти гораздо сложнее, чем из пустого лабиринта. Но что мешает выйти самому минотавру. И нужно ли ему это?



Минотавр - бастард. В этом нет никаких сомнений. Но бастарду этому был выстроен свой личный замок, как ни крути. В этом любопытнейшем мифе существуют и свои загадки. Например на амфоре, которая хранится в музее в Базеле и датируется 660 годом до нашей эры, минотавр имеет абсолютно не каноничное изображение. Это не человек с головой быка, но бык с головой человека. В римской традиции это существо изображалось на монетах, как образ смерти. Рядом с его изображением были размещены также лики Деметры и Персефоны. Нас же более остальных интересует трактовка Гвидо Пизанского, который в комментариях к "Аду" Данте отметил, что минотавр символизирует Дьявола, а сама трактовка слова "лабиринт" с его точки зрения несёт в себе два сплавленных в одно понятие корня: labor – «ошибка» и intus – «внутри». Собственно это пространство заблуждений и его рогатый хозяин вполне гармонично могут увязаться с трактовкой аркана Дьявол, который дошёл до нас через время, не претерпев серьёзных трансформаций. В Таро Тота Дьявол тоже является своеобразным минотавром, который сдерживает потенцию человеческих существ и связывает их тысячами нитей, внося в жизнь человека страх и привязанность, которые не дают двигаться дальше. Впрочем, страх - это тоже некая извращённая форма привязанности. И если мы говорим о нашем герое сегодня как о существе которое, по справедливому замечанию одной моей читательницы, является хозяином, узником и главным шоу любого лабиринта, то к нему, естественно, формируется некая извращённая форма привязанности. Мы очень любим страх. Это подсознательное, эротическое влечение, которое обеспечивает нам человечность. И человек может называться человеком только тогда, когда может сказать, что он чего-то боится.

Глупо отрицать, что лабиринт пугает человека. В лабиринте, из которого достаточно сложно выйти, обязан жить страх. Обязано находиться чудовище. И даже если его нет - молва создаст его. Лабиринт в своём прообразе - это отображение того, что ныне принято называть спиральной динамикой. Я не буду упоминать мимы - если вам станет интересно, то можете изучить любую книгу или статью по данной теме. Необходимо понять только одно - двигаясь по лабиринту собственной жизни мы вечно маячим рядом с его центром. Для тех, кто входит в данный лабиринт самостоятельно, целью является победа над бессмертным и очень коварным чудовищем. И чем отличается история с лабиринтом от истории с любым другим героическим эпосом? Тем, что в лабиринте существует путь. В наше время человек привык делать всё быстро. Мы хотим добиваться результатов мгновенно, мы хотим получить всё и сразу. И это только потому, что какие-то то ли глупцы, то ли хитрецы, некогда сказали нам, что у нас очень мало времени. Таким образом у нас отнимают время на подготовку к встрече с определёнными препятствиями. И вот кто-то из вас уже путешествует по этому замкнутому кругу. И в определённый момент понимает, как же близко он подошёл к своей цели. Его голова разрывается от внутренних диалогов и выводы сменяют друг друга словно в бесконечном калейдоскопе, оспаривая и превращая в пыль старые задумки и утверждения. Лабиринты - это пространство мнений, пространство нашей жизни. Разве не выглядит лабиринтом то, с чем сталкивался каждый из нас - поиск идеального спутника жизни? Это самый яркий пример движения по спирали. И когда очередное разочарование накатывает на нас, оно иногда слишком внезапно сменяется прозрением: "Так выходит я был неправ вот здесь и вот здесь!" И во время формирования очередных отношений мы уже используем новые методы укрепления общений, чтобы добиться той же цели, которой уже пытались добиться некогда. Спиральное движение - это переход на качественно новый уровень понимания и работа новыми методами. Обнуление старого багажа и шаг на ступень вверх. Снаружи ничего не меняется, но многое меняется внутри. И мы пытаемся опробовать новые подходы к старому вопросу. Это самая прикладная иллюстрация классического лабиринта (не путать с лабиринтообразными постройками и изображениями), которая только может существовать на данный момент.

Если же отойти немного в сторону и приоткрыть завесу над тем, почему пространство, в котором происходит всё это действо, весь этот карнавал масок, называется "Лабиринты", то стоит заметить, что все персонажи, которые появляются у нас в гостях, в своё время миновали эту зелёную милю и в определённый момент оказались со своим личным минотавром с глазу на глаз. Их решения были разными. Некоторых этот минотавр сожрал в мгновение ока, некоторыми стал управлять, а некоторые смогли его победить. Лабиринт - это жизнь человеческая. Только самую важную встречу в своей жизни - встречу с чудовищем - в мифе пропустить невозможно. А в жизни проморгать очень легко. И, чтобы не пропустить эту встречу, каждую секунду нужно быть к ней готовым. В чертогах этих покоится множество пугающих созданий. И только от вашей удачи зависит на кого вы натолкнётесь в пути. Но хозяин у этого пространства один. Он не бессмертен, но чтобы победить это чудовище, обязательно нужно принять вызов. Жизнь - это череда ежедневных вызовов, из которых просто приходится выходить победителем. Права на ошибку не дано. И как понять, где мы встречаем реального минотавра, а где лишь собственное зеркальное отражение, иллюзию, пугало? У Создателя этого Шоу очень много интересных запасных ходов, лазеек и козырей в рукаве, каждый из которых кривляется, смеётся или злобно шипит. Ваша жизнь - сплошная игра по случайным правилам. Но наш сегодняшний персонаж - обязательная часть живой и агрессивно настроенной метафизической экспозиции.

 



И вот я стою у входа в это монументальное сооружение. Стены высятся, как кажется, до небес. Каждая из них взывает к слепому пьяному Богу, который сдаёт мне стартовый набор условий для прохождения сложнейшего испытания из возможных. Внешне всё это выглядит не сложно. Лабиринт. Классический. Один вход и один выход. Лишь освещения в нём нет. Редкие лучи Солнца просачиваются сквозь маленькие окошечки в потолке, который находится безумно высоко и позволяет лишь смутно разглядеть зеркальный глянец стен, которые, похоже, сделаны из камня, подвергшегося какой-то необычной термической обработке. Я вступаю в лабиринт и прохожу длинный узкий коридор, змеёю протянувшийся по самому краю гигантского сооружения. Кто-то говорит, что здесь обитает минотавр. Я всегда соглашался. Почему нет? Чудовищ же не существует. Существует лишь игра человеческого ума. И что ты создашь, то и получишь. Но холод стен навевает размышления о том, что приятным это путешествие, по всей видимости, не назовёшь. Сначала было довольно солнечно. То здесь, то там встречались детские рисунки на стенах. Судя по всему, изначально кто-то хотел, чтобы путешествие прошло достаточно спокойно и легко. Но ты чувствуешь, что по правую руку от тебя, буквально за стеной, свернулось огромной улиткой пространство проходов и вентиляционных жёлобов, которые некий высший зодчий грамотно продумал и соединил вместе так, чтобы условия существования в этом лабиринте были идеальными. Ведь путь очень долог.

Свет постепенно меркнет. Скорее всего просто солнце заходит за тучи. Или я не прав? Но самое интересное, что силуэт человека, который идёт по лабиринту, со временем искажается. Существо это становится более усталым, взрослеет, а потом и стареет, как кажется, прямо на глазах. Но я вошёл сюда так недавно. А кто-то внутри меня уже вопит, что прошли годы. И ты понимаешь, что все пройденные повороты - всего лишь сухие воспоминания, которые не сильно отличаются друг от друга. Ты вроде бы и близок к цели, но каждый новый поворот уводит тебя дальше, а конца не видно. И, судя по всему, ещё долго не предвидится. Эта неопределённость и невыразимое желание обнаружить за очередным поворотом долгожданный выход или кем-то спрятанное сокровище (кто для чего сюда пришёл, разумеется) делают тебя беспечным. Но как только ты встречаешь первые иссушённые кости, ты понимаешь, что игры заканчиваются. И что ты здесь действительно можешь быть не один. Вот только что всё было хорошо. Ты горел азартом, тебе всё так нравилось. Был лёгкий дискомфорт, конечно... Но не до такой же степени. Это такая дурацкая шутка? Создатель всего этого действия решил показать тебе, что, оказывается, всё достаточно серьёзно. Или он хочет, чтобы ты думал, что всё серьёзно? И можно, как кажется, выдохнуть. Это ведь, в конце концов, не твои кости. Но теперь веселиться также беспечно уже не получится. Теперь в этих коридорах, которые, как кажется, в мгновение ока стали мрачными, поселилось что-то ещё. Что-то древнее проснулось и открыло глаза. Ты чувствуешь, что уже не находишься в одиночестве. Но проделана такая титаническая дорога! Ты настолько изменился в пути, что вряд ли кто-то узнает тебя с первого взгляда, когда ты выйдешь на свет. Если ты выйдешь на свет. Можно развернуться назад и бежать. Но можно и вовсе не добежать. И потому, как и всегда, путь только один - вперёд! Нет, можно, конечно, сидеть на одном месте, но что это принесёт, кроме кучи твоих костей рядом с уже имеющейся в наличии? И наощупь, по резко потемневшему коридору, куда-то вперёд. В мрачный центр этого безумного сооружения. Туда, где чудовище, о котором рассказывают все, должно ждать путников. Твои шаги становятся более гулкими - это коридоры создают акустику. Они то расширяются, то сжимаются и, в определённый момент, приводят в ту самую залу, о которой говорили некогда окружавшие тебя существа. Но трон, стоящий в центре, пуст. И мимо него к сундуку, который, как кажется, лишь слегка прикрыт. Он находится в мрачной нише, куда не проникает свет солнца. Но ты же знаешь, зачем ты шёл. Куда стремился и чего хотел.

Откидывая крышку сундука, ты видишь там то, что желал получить. Золотые монеты - та самая валюта, которая может решить любой вопрос. Это - цель твоей жизни. Это - вознаграждение за долгий путь и опасности, универсальное успокоительно для нервов и средство для покупки любой женщины, любого мужчины, любого статуса, любой вещи, наконец. Всего, что ты только мог бы себе пожелать. Но в темноте ниши, которая привлекла твоё внимание, что-то тебя очень сильно озадачило. Отшлифованная до блеска часть стены прямо над сундуком. Она напоминает зеркало. И вот ты поднимаешь глаза и видишь за своей спиной это чудовище, о котором все говорят. Ты вскакиваешь с места, шарахаешься в сторону, но никого не обнаруживаешь. Где же это существо, которым все так пугали тебя?

И, проводя рукой по собственному лицу, ты уже чувствуешь эту мелкую жёсткую шерсть на ощупь. Огромный нос, маленькие глазки, непропорционально огромная голова. И мысли... Как-будто уже и не твои вовсе. Испуг, паника, страх... И если тебя предупреждали, что в центре лабиринта ты наткнёшься на минотавра - так и будет! Чудовища существуют и бесполезно это отрицать. Только есть одна очень важная и простая деталь: чудовища эти живут внутри нас. И минотавр - это то бесчеловечное, пугающее и жадное до похоти и насилия существо, которое всегда с нами. И если бы ты знал это раньше... Всё было бы иначе, согласись? Нет, лабиринт - это обязательная часть программы, все мы пребываем в нём. Но эти кости по углам, эта гнетущая атмосфера и сознание, завязанное в тугой узел... Сколько людей погибло здесь? Было убито зверем... И не важно какой инструмент был выбран им - тонкое лезвие, перерезавшее горло, долгое мучительное сумасшествие или истерический ступор. Важно, что встреча с ним произошла. И нужно побеждать.

И орудие борьбы с чудовищем вы можете выбирать любое. Но есть универсальное - перешагнувший любой страх смех. И гулкие коридоры лабиринта уже заливает истерический натужный хохот, который раздаётся из центральной залы. И страх отступает сам собой. Он не убивает чудовище, но заставляет его смутиться. Ведь что это всё такое, если не шутка? Что есть наша жизнь, если не случайный и крайне пошлый спектакль, который поставлен кое-как и с несоблюдением основных законов жанра. Даже трагедия, страх и безумие здесь никого не интересуют. Придёт момент, и все мы окажемся там, откуда извлечь нас уже не удастся. А в каком состоянии мы достигнем этой точки... важно ли? Вы посмотрите вокруг, обернитесь! Эти кости, это сотни людей, которые некогда хотели счастья, боролись с самими собой, закрывали себе рот руками и жаждали только одного - победить свой страх - где они теперь? На что годится их серьёзность? Что они представляют собой? Тоже самое, что и все прочие, жившие до них - кучку праха, в который превращаются истлевшие останки. И, в глобальном плане, имеет ли значение насколько принципиальной при жизни была эта кучка праха? Нет, уверенность важна. Но когда уверенность в себе трансформируется в иллюзию идеального знания мира, минотавру есть за что вас ухватить. И победы над ним вы уже не одержите. Ваше оружие он всегда использует против вас. Потому стоит лишь смеяться. Ведь если ты не борешься за корку хлеба и отметаешь всю важность какого-либо события или предмета - схватить тебя уже не за что. И наступает момент, когда с невыносимой болью, обливаясь кровью, вы уже стаскиваете с себя эту бычью голову. В полумраке она выглядит ещё более пугающей, но теперь вы понимаете, что под маской Страха все это время скрывалось ваше и только ваше лицо. И боль от отторжения внутреннего чудовища ещё останется внутри вас. Но вы будете сильнее - вы поняли свою природу. И поймать вас на страхе вряд ли удастся.

Минотавр - лучшая метафора для олицетворения нашей скрытой природы. Это тёмная энергия, мрачные животные инстинкты, жажда насилия, крови и смерти. И в определённые моменты жизни во взгляде каждого из нас сопит и клокочет это древнейшее существо, которое требует удовлетворения собственных потребностей. А мы всё ищем его где-то вовне и боремся с ветряными мельницами. Мы считаем, что нам всегда мешает что-то внешнее, когда внутри нас уже начинает сшибать стены этот зверь, изъять которого невозможно, но повадки которого можно понять и можно изучить. И когда минотавр внутри вас склонит свою голову, вы начнёте жизнь с нового спирального витка. Вас больше не будут раздражать внешние обстоятельства. Потому что вы будете знать, что раздражают они и не вас вовсе. Но Того-Кто-Сидит-В-Пруду.

 

Автор: H.L.
Поделиться
К другим постам >>
 
Яндекс.Метрика