Москва, Старопетровский проезд, 7А стр6 офис 208
+7 495 740 9778

Ксения Петербургская: притча о свете

Опубликовано 07.08.2015

86480_600.jpg




Худшее, что с нами может случиться, это то, что мы должны
умереть, ну а раз уж это наша неотвратимая судьба, то мы свободны: тому, кто всё потерял, нечего бояться.
Карлос Кастанеда


   Время видимо пришло. Настало время пролить в свою жизнь хотя бы пару лучиков какого-то иноземного, не нашего света. И что мы можем назвать светом? Если мы будем образно говорить о том, что существует в этом мире добро и зло, которые, по мнению многих, зависят только от позиции наблюдателя, то всё-таки стоит дать трактовку двух этих понятий. И я понимаю, насколько глупо делить мир на чёрное и белое, но есть вещи и поступки, которые для нас вполне приемлемы и есть те, которые нам кажутся абсолютно отрицательными. Так вот, если вся наша жизнь изначально окружена и подавляется злом - оно присутствует в самой нашей природе, как утверждает, впрочем, не только религия (не будем путать понятие религии с понятием церковь), но и многие духовные искатели-одиночки, то логично было бы искать дорогу к свету. И не обязательно прийти к нему целым и невредимым - важно запомнить для себя одну простую вещь - побег от лицемерия, ханжества и прочего мрачняка - ещё совсем не путь к добру. И если уж рассматривать абсолютно верную, но почти не имеющую в данное время оснований для существования поговорку о том, что добро якобы всегда побеждает зло, то путь добра, исходя из простейших логических размышлений, должен быть намного тернистее, чем путь уже данный нам - путь по обывательскому дну беспробудной лжи и поголовного лицемерия.

   Итак, мои уважаемые читатели, сегодняшнее наше путешествие будет ни чем иным как посвящением. Посвящением кому или чему, спросите вы? И множество смыслов - для каждого своих - будет вложено сейчас в эту небольшую отсылку. А я, между тем, как ни в чём не бывало, постараюсь различить тот узкий мостик, который будет служить единственно верной дорогой через смерть, выбранной нашей сегодняшней гостьей. Сегодняшняя притча - притча о получении света через боль. Притча, о сохранении не только любви и тепла, но чего-то большего... Жизни - скажете вы. И попадёте впросак, ведь история моего сегодняшнего персонажа это история сохранения целых двух жизней. Это, несомненно, гимн любви, о которой, в наше время уже и думать забыли. Ведь что есть любовь в наши дни? Ежедневное совокупление двух тел, у которых пока ещё хватает ума не прекословить друг другу, дабы не разорвать связь, наполняющую их пустой кошелёк или серую безрадостную жизнь? И честнее такого времяпрепровождения, конечно же, будет стойкое одиночество. Но дело даже не в том, когда подобные отношения смогли зародиться - ведь лишь Бог заранее стелет солому там, где обыкновенный человек не различит ловушки и, упав, станет откровенным лицемером и сможет получать удовольствие от процесса своего падения. И как обычно - не виноват - навсегда запомните! - не виноват тот, кто оступился. Виноват тот, кто оступился и осознанно продолжает катиться вниз с девизом "Мне так легче..." И все внутренние уловки всё равно не помогут - они выскребут, выцепят из человека всё самое светлое, потащив его вверх, куда-то к свету. Так рождается боль. И пока нас тянет вверх, мы цепляемся за каждый шанс катиться вниз - ведь так проще! Невероятный абсурд. И, конечно же, легче терпеть слабое раздражение со стороны совести, нежели пытаться изменить себя и дойти до того уровня, который называется осознанным счастьем. И в этом счастье мы найдём действительное, абсолютное, тотальное удовлетворение собой. И делать вид, что мы пытаемся подняться вверх - при помощи посещений курсов успешных психологов или магов - абсолютно бесполезное занятие. Ведь пока человек сам не найдёт в себе силы и смелость быть счастливым, он всегда будет выглядеть как терзаемая пораженческим комплексом личность, застрявшая где-то между небом и землёй. Но не так страшно застрять - страшно зная свою ситуацию смириться и оставаться подвешенным.

   Однако вступление слишком затянулось. Сегодня наша история снова посвящена одной из самых открытых жизней коллекции "Лабиринтов", а вы - снова приглашены. И вам крупно повезло, что именно статья о Ксении Петербургской попала в поле зрения ваших глаз. Но, полно разглагольствований. Надо начинать.
  

 


 


   Сегодняшняя наша история, в отличии от большинства других, не будет преисполнена грандиозными увёртками и умопомрачительными духовными поисками. Всё будет просто и ясно. С такой простотой и ясностью в конце еженедельных газет публикуют эпитафии. Итак, мы с вами в Петербурге. Этот город, несомненно, город дождей и ветров, подарил миру множество талантов. Если вы ещё не были здесь, то в первую очередь рекомендую посетить не какие-либо музейные выставки или торговые центры, а обычные, длинными изогнутыми змеями вьющиеся от крупных улиц дворики, время от времени заканчивающиеся тупиками. Здесь, в плену стен, небольших площадочек размером пять на пять, приходит в голову что-то действительно неземной красоты сокрушающее. Невыносимая лёгкость бытия. Кажется, в Питере сталкиваются два мира - гулкий и наполненный страхами мир толп метро и Невского, и тихий, как кажется, умирающий мир дворов колодцев, в тишине которых ударами в висок на чёрный снег тают весенние сосульки. И этот мир... прекрасен. Удивительный, сонно-мёртвый, соприкасающийся рукавом с жизнью Второй Столицы - не больше ни меньше. Здесь нет понятия "не колоритно". Тут колоритно абсолютно всё - кошки, крыши, сломанные замки на чердак, старые грязные дверные ручки, монументальные мосты, переставшая сопротивляться в плену этих самых мостов Нева, надеюсь, просто уснувшая от горя, слепые глаза зайца, встречающего вас при посещении заячьего острова, каналы и речушки. А вот, кстати, и то самое место, рядом с Каменным островом, где в полынье в ночь на 17 декабря 1916 года был утоплен ужасный старец Григорий Ефимович Распутин, или, например, тихвинское кладбище александро-невской лавры, на котором похоронен захлебнувшийся собственной кровью 7 февраля 1881 года Фёдор Михайлович Достоевский. Если вы посмотрите налево, то в маслянистых водах вечерней Мойки увидите зеркальное отражение так называемого Инженерного замка, в котором 12 марта 1801-го года был убит несчастный император Павел, силуэт которого, к слову сказать, до сих пор видят в этих умирающих на ночь коридорах старые сторожа. Попрошу вас не ориентироваться на вот эту картину Герарда фон Кюгельгена, кстати, написанную за год до смерти императора - не так на самом деле всё было безоблачно, как показано на ней. И раз уж мы решили его упомянуть, то стоит заметить, что по одной из версий, именно наша сегодняшняя героиня предсказала страшную смерть императора, озвучив, что жить он будет столько лет, сколько букв в надписи над Воскресенскими воротами нового дворца. Ну, я думаю, никому из вас не стоит напоминать, что именно там написано.

   Итак, уважаемые читатели, предлагаю вам ещё немножко прогуляться по так называемому старому Петербургу. Несмотря ни на что - он великолепен. И та энергия, которая нескончаемым потоком бьёт, как кажется из каждой крыши, так хорошо усваивается, оседает тёмной плёнкой на внутренностях и, как кажется, уже залепляет ноздри, сердце и лёгкие, заставляя до тошноты в равной степени любить и ненавидеть Петербург... Именно здесь, в сердце Петербурга, на Лахтинской улице, которая находится в Петроградском районе – самом-самом, пожалуй, наваристом районе Питера - начинается наша история. Детство и молодость нашей сегодняшней гостьи остались за кадром восприятия окружающих глаз множества свидетелей её жизни. Ведь людям не хочется смотреть на что-то обыкновенное, им, несомненно, нужен восторг, нужен взрыв, всплеск. И пока человек не начнёт то самое пике в пустоту, окружающим он не будет интересен. Да и кто же знает - будет от человека прок в будущем или не будет? Вот вам первый закон общественного лицемерия! Но сейчас не об этом, конечно. И до 26 лет Ксения жила довольно неприметно. Серые, но тёплые питерские дни хороводом кружились вокруг неё, да, видимо, так и затянули бы, если бы не скоропостижная смерть мужа. И здесь - именно здесь, мои уважаемые читатели, возникает единственный, как кажется вопрос: "Что делать дальше?". И начинается отдельная игра - игра женского ума. Но тут нужно начинать искать ответ исходя из другого вопроса - "Существует ли любовь?"

   И, можете поверить мне, ответ на этот вопрос - положительный. Глупо оспаривать это утверждение, ведь если вы не смогли придумать любовь своей жизни, то это не значит, что кто-то другой не может посвятить жизнь близкому человеку. И мешает этому, конечно же, пресловутый человеческий эгоизм. Сложно любить кого-то, если не удалось перебороть самого себя. Сложно любить, когда страшно любить. Но любой страх гнездится в собственной неуверенности, да и сам страх, по сути-то своей - опасение что-то потерять: потерять силы, потерять время, потерять внутреннюю искру, страх пожертвовать собой и ничего не получить взамен, увидеть безразличие и холодный расчёт. Страх потерять веру в прекрасное. Однако стоит ли считать, что дар тепла, который пусть и генерируется через боль, обязательно должен быть продан подороже? И что ещё может называться любовью, как не наука отдавать себя, полагаясь только на своё доверие? Именно поэтому, кстати, в самом начале статьи я и сказал, что в наше время эта наука - наука любить, является чисто теоретической. Потому что поверить слишком сложно. Сложно в мире денег и сплошной купли-продажи принять для себя факт существования взаимной любви, а стало быть взаимной подпитки положительными эмоциями, пониманием и поддержкой. Тем более сложно, когда ты сам принимаешь непосредственное участие в этом процессе, но продолжаешь верить. И выход только в одном - раскрасить мир самому, понять, что ты являешься тем, что в себя вложил и вся гадость и мерзость, предательство и злоба, которых ты ждёшь от окружающего мира - выдуманы тобой. И если ждать конец света - он непременно наступит. Локальный, окончательный, только твой - но обязательно наступит. И без чистки собственных авгиевых конюшен, всего того слоя застаревшей грязи и предрассудков, снимать которые, как кажется, неприятно, а на деле - абсолютно не больно, потому что старое-то, независимо от нас, уже умерло - обойтись абсолютно невозможно. Однако, наша сегодняшняя героиня, как вы понимаете, уже делает тот единственный судьбоносный выбор... Ведь не может просто так умереть любовь, умереть то, что культивировалось так долго, во что так долго вкладывалась внутренняя сила, полученная, несомненно, через фильтрацию боли. И на кладбище, на прощание со своим мужем, как знают многие из вас, она придёт в абсолютно неожиданном качестве. Однако, об этом несколько позже.

 

 

 

   Сегодня мы с вами разговариваем об идеальных женщинах. О женщинах, которые, нутром чувствуют, под каким из стаканчиков находится этот всё время ускользающий шарик счастья. И даже если они не выигрывают - они не опускают рук.

   На похороны своего мужа - Андрея Фёдоровича - Ксения придёт в его военной форме. Но офицерский мундир, как оказалось, являлся всего лишь дополнением основного образа. С этого дня Ксения растворится в каких-то своих мирах, в буквальном смысле вычеркнет себя из жизни. И дело не в присущем современным женщинам амбициозно-показательном страдании, отнюдь! Это будет последняя, отчаянная попытка вернуть своего любимого к жизни - усыпить своё сознание, чтобы суметь вынести на первый план личность мужа. Этот процесс "самовыселения" за грань личной идентификации чем-то напоминает синдром Билли Миллигана - вы все о нём прекрасно знаете, конечно же. Ситуация была аналогичной - в центре яркого луча прожекторов уже не было Ксении, по её собственным заявлениям, Ксения - умерла. А вот Андрей Фёдорович продолжал жить. И всё это можно назвать абсолютным сумасшествием, сплошным безумием, если бы Ксении не хватило терпения вынести груз, возложенный самой на себя, если бы она сдалась. И заметьте, девушке на момент совершения такого серьёзного и, несомненно, осознанного поступка, было всего лишь 26 лет. Нет, конечно, раньше и нравы были другие. И увлечения у девушек тоже. Но, согласитесь, такое самопожертвование стоит того, чтобы ему была воздана величайшая, молчаливая поддержка. И что с точки зрения мужчины является величайшим проявлением любви, как не подобное самопожертвование? Что нужно мужчине также сильно, как немного одобрения, немного признания, а тем более - уподобление себе?

   Раздав всё движимое и недвижимое имущество, Ксения решается на достаточно смелый поступок - она посвящает свою жизнь странствиям и живёт на милостыню, которую удаётся получить на паперти Покровской церкви. Да и из милостыни она берёт только медные копейки с изображением Георгия Победоносца. И то не у каждого. Таким образом, пройдёт более сорока лет. И, по первому времени, юродивую, которая перестанет откликаться на своё имя, несомненно, называя себя Андреем Фёдоровичем, будут отовсюду нещадно гнать, пока не привыкнут к её постоянным скитаниям по городу на Неве. И вот между причудливых домиков старого Петербурга уже мелькает эта маленькая сухонькая фигура женщины. Не нищенки, как кажется - у Ксении после мужа оставался вполне приличная квартира на Лахтинской, которую она посчитает более разумным отдать своей подруге Прасковье Антоновой, которая, в свою очередь, пообещает в обмен на столь ценный подарок, пускать в квартиру на ночлег бродяг и бездомных. И вот она - женщина, которая никогда ни у кого ничего не просила, лишь изредка принимая в дар зелёные или красные юбки и кофты - в цвет давно до дыр заношенного (зелёного с красными отворотамии) мундира покойного мужа.

   И что должно произойти в вашем - да-да, в вашем сознании - уважаемые мои читательницы, чтобы вы тоже выбрали такой путь? Только не нужно рассказывать сказки о безумной влюблённости - ведь любовь без самопожертвования во имя этого самого объекта любви абсолютно ничего не значит. И мало знать, что тебя любят, нужно сразу же начинать делать ответные шаги. Нужно не стоять на месте, но идти на сближение. Тем более в наши времена, когда племя мужское почти полностью выродилось, а женское настолько колбасят современные ветра эмансипации, что слабая психика прекрасной половины человечества не может определиться даже в единой собственной норме поведения, сегодня принимая облик многострадальных монашек, а завтра пропагандируя самый что ни на есть открытый призыв к конкуренции за собственное тело со всем нам известным призом по окончанию соревнования. И неужели после такой нелепой потери внутреннего ориентира вы хотите найти себе сказочного принца? Ведь вы же прекрасно понимаете - мы сами притягиваем людей в свою жизнь - понимающих и лицемерных, сочувствующих и бессердечных. И если в вашем послужном списке уже числится десяток-другой козлов, то, есть мнение, что пора уже что-то менять внутри, наконец!


   Но сегодня немного не об этом. Сегодняшняя притча, как многие из вас ждали - про свет. Свет, который бьёт ярким лучом из груди кого-то из вас, и заглушить его, как кажется, уже не представляется возможным. И как же нужно извернуться, как нужно растерзать самого себя, чтобы незаметно превратиться в согревающую окружающий мир свечу? Да и стоит ли шкура выделки, если любой, малейший ветер, готов погасить так долго разжигаемое пламя, уничтожить всё то, что давалось через неимоверную боль? Однако если вы решите, что нет смысла зажигать свет внутри себя, то автоматически поставить подпись под договором, убеждающим погасить всё освещение человеческих сердец. Если вы не лицемер, конечно же. И именно в этот момент станет действительно темно и жутко. Жутко настолько, что вера в человека пропадёт сама собой. А в тёмное окно не постучится ни один мотылёк - счастье, удача, семейное благополучие - всё пройдёт стороной, поверьте мне. Ведь даже последние негодяи завлекают этих редких и таких желанных светляков при помощи энергии нагло обманутых ими сердец. Именно так, к слову сказать, освещается мир самых последних подонков и ублюдков. Ну да хватит уже рассуждать о собственной выгоде, ведь внутреннее тепло, как только оно начнёт струиться из вашей груди - уже не принадлежит вам. И это всё равно, что ловить рыбу руками - невозможно удержать внутри то, что должно быть подарено окружающему миру. Невозможно спрятать то, что создаётся ради процесса дарения, но останется важнейшим уроком, который поможет вам остаться маленькими тёплыми светлячками, конечно же, при условии отсутствия поиска взаимности и полном отрешении от любых разочарований. Никогда, слышите меня, никогда не ищите взаимности от людей, если не хотите в них разочароваться. Не ждите, когда в тёмных окнах вдруг вспыхнет свет. Зажгите его сами!

   Свет, который излучает Ксения - особенный. Все жители Петербурга начинают замечать, что в лавках, в которые она заглядывает, внезапно начинает быстро расти прибыль, а с людьми, с которыми юродивая заводит разговор, несомненно, случается что-то приятное. И абсолютно непредсказуемая в обыкновенные дни толпа, представители которой могут и палкой ударить, и камень кинуть в след убогой бродяжке, уже начинает пытаться всячески угодить Ксении, зазывая её просто постоять на пороге своего дома или пройти рядом несколько шагов - исключительно для привлечения удачи. Ксения, конечно же, разборчива в людях и умеет различать те самые горящие огоньки внутри сердец случайных прохожих. Она не настолько категорична, как Василий Блаженный, но и не дарит свой свет, кому попало. Ночи Ксения проводит в заболоченном лесу, на месте которого сейчас удобно расположился Чкаловский проспект. Она уходит в самую что ни на есть дремучую чащу и молится, умудряясь как-то справляться с достаточно суровыми условиями питерских ночей - как кажется, не замерзая, не простужаясь. Хотя, что мы можем знать о тех условиях, в которых закаляется и проживает свою жизнь сердце действительно святого человека?

 

 




   Есть такое мнение, что нет жертвы более благородной, нежели отдать душу за умершего без должного покаяния человека. И многие, несомненно, воспринимают это, как призыв положить за кого бы то ни было жизнь. Но сказано-то - душу... И именно поэтому, как считают многие исследователи, Ксения и стала в конце концов Андреем Фёдоровичем. Замолила. Не позволила уйти во грехе.

   Она измождает себя ночными работами на строительстве Смоленской церкви - не молодая уже, в общем-то, женщина в тайне ото всех ночью затаскивает достаточно тяжёлые кирпичи на леса и складывает их аккуратными рядами, чтобы ускорить работу каменщиков, которые за день полный трудов полностью выдыхаются. Ксения часто пророчит и помогает советом своим близким и знакомым, а также предрекает будущее государственных служащих. Это и уже упомянутый случай с императором Павлом, и предсказание смерти Елизаветы Петровны, и видение кровавых рек, обозначивших смерть в Шлиссельбурге свергнутого императора Иоанна Антоновича. И это, конечно же, самые выдающиеся случаи так называемых предсказаний.

   На семьдесят первом году жизни Ксения покинет этот мир, получив полный, неограниченный доступ к тем сферам и тайнам, о которых говорила всю жизнь. Провожать её придёт добрая половина Петербурга - от лавочников с самых маленьких улочек, до персон государственного масштаба. Блаженная Ксения будет похоронена на Смоленском кладбище. В 1988-ом году она будет канонизирована, а уже через четыре года по проекту архитектора Всеславина над её могилой будет возведена часовня. Во время советской власти часовня эта будет огорожена и её помещение станет использоваться в самые разные времена для самых разнообразных нужд - будь то склад лакокрасочной продукции, мастерская по изготовлению садово-парковых скульптур, либо сапожная мастерская. Но, почему-то, дела у всех хозяев вновь обретённого помещения будут идти из рук вон плохо - краски сохнуть, гвозди постоянно гнуться, крепкие на вид скульптуры будут рассыпаться прямо на глазах. И это, конечно, несомненная часть любого религиозного фольклора - лёгкий шлейф тепла и справедливости, который, несомненно, останется от любого святого после его смерти.

   И не хочется углубляться в поверья и слухи. Достаточно фактов. Достаточно просто оказаться в 1941-ом году, закрыть глаза и провести рукой по холодному неровному забору, огораживающему часовню от окружающего мира. И в местах стыков деревянных балок вы уже будете время от времени натыкаться на эти самые бумажки с просьбами верующих...

"Милая Ксения, устрой так, чтобы я получила рабочую хлебную карточку на 250 грамм. Маня".

"Дорогая святая Ксенюшка, моли Бога, чтобы немец не разбомбил наш дом на Малой Посадской 4 и, чтобы мы не умерли голодной смертью. Таня, Вадик и бабушка".

"Дорогая Ксения, проси Бога, чтобы он сохранил моего жениха,
шалопутного матроса Аркашку, чтобы он не подорвался на своем тральщике на мине в Финском заливе. Желаю тебе счастья в раю, крепко тебя целую, Ксенюшка. Валентина".

  И всё это, волшебными бабочками встрепенувшееся на холодном зимнем ветру чудо, конечно же будет услышано Ксенией. По крайней мере, такой стандартной фразой должен был закончиться этот абзац... И надежда действительно умирает последней.


   Так о чём мы с вами сегодня смотрим кино, в конце-то концов? О святом или безобразном? О сумасшествии или более чем блаженном состоянии - диком как и всё русское - экстазе? И главный вопрос, конечно же, звучит следующим образом - как прожить жизнь в таком же ярком свете? Как научиться также откровенно дарить другим тепло и просто уметь подбадривать людей одним своим присутствием? Как стать той самой счастливой золотой монеткой, которую ни в коем случае не хочется терять? И помните, с чего мы с вами начинали? Путь добра и света всегда намного тернистее и сложнее чем путь самой мрачной тьмы, ведь чтобы поверить в свет нужно не больше не меньше, но пройти через огромный персональный ад, населённый уродцами, как кажется, сошедшими с полотен самого маэстро Гигера. И для того, чтобы стать блуждающим фонарём, который постоянно дарит тепло, вы, несомненно, изначально должны найти свой собственный ад и не побояться в него шагнуть. Вы должны искупать грехи людей, которые стремятся быть ближе, как искупают свои грехи. Да и стоит ли вам говорить, что человек, который претендует на роль аккумулятора, дарящего тепло, просто обязан пропускать через себя ужасающей силы напряжение, ничего не требуя взамен. И подумайте, просто логически рассудите, совершались ли увековечивающие в памяти мировой истории подвиги ради жажды великой наживы? Ради открытия - да. Но никак не ради жажды собственного обогащения. Всё потому, что логика эта проста и понятна каждому человеку. Люди видят в вас сокровище, только пока не поймут, что вы печётесь, в основном-то, о своей собственной шкуре. И здесь вы почему-то начинаете удивляться, что вас не понимают, либо к вам окончательно остыли. Мой вам совет - учитесь правильно себя разрезать и дарить каждому то, что нужно ему в данную минуту. Не верьте тем, кто говорит, что нет любви. Она есть. Просто все умалчивают о цене, которой она даётся. Или не готовы выплачивать такую цену.

 

 


Автор: H.L.
Поделиться
К другим постам >>
 
Яндекс.Метрика