Москва, Старопетровский проезд, 7А стр6 офис 208
+7 495 740 9778

Ганнибал Лектер: первое правило человека

Опубликовано 02.06.2016

1440781996_10.jpg

Садовые овсянки. Они направляются в Африку,

а он их ловит и подает на обед...

Почти как мы — их собратья на вертеле,

а они все равно щебечут.

Сегодня наш с вами путь, мои уважаемые читатели, лежит в самое сердце лабиринтов. Туда, откуда начиналось всё. Туда, где зародилась сама мысль, которая позже приобрела форму и выстроила ту самую реальность песочно-золотых дорог, состоящих из кирпичей самой разной формы и содержания, на которую каждый из вас иногда забредает. И дорога эта, как многим из вас уже известно, выкладывалась не ради сбора аудитории (само её наличие мне уже льстит), а ради получения некоего праздника, карнавала. Я когда-то уже писал о нём

Но всё случилось намного раньше. Когда ко мне пришёл доктор Лектер. Это произошло несколько лет тому назад — тогда у меня уже был журнал, но не было какой-то очень важной части, которая заставляла бы этот безумный механизм совершать тот самый поворот вокруг своей оси и, по траектории, в обратную сторону. Всё случилось тогда, когда я просто был. Именно так. Без продолжения мысли. Был кем? А кем мы являемся, если не думаем о своём лице? Бессознательный, безотчётный процесс надевания и снятия масок, которым занят абсолютно каждый житель этой крохотной Земли — очень опасная штука. Сальто-мортале, если вам угодно. И всегда нужно чётко понимать, кем ты являешься в данную минуту. Ведь без точной идентификации ты проживаешь свою жизнь в глубокой коме — идёшь на поводу инстинктов и рекламных растяжек, чужого мнения и полового влечения. Выгоды и наживы. И тогда, мои уважаемые, каждый из нас становится той самой тварью, которая абсолютно не понимает, что нужно всем этим чёртовым философам, учёным, литераторам. Чего они вообще добиваются? Понапишут чушь и режут себе руки. И выходят из окон, и стреляют себе в голову, пачкая обои за несколько сотен рублей, а то и долларов! Вы понимаете эту логику? ПАЧКАЯ.

Таким людям абсолютно всё равно, что именно эти самые сумасшедшие толкают мир вперёд. Кто из вас скажет, что нормальными, с точки зрения современного общества, были Никола Тесла и Лев Ландау, Сальвадор Дали и Говард Лавкрафт? И когда колокольный звон всё глуше отдаётся в голове несоответствием окружающей среды и внутреннего мира, мы, тоже когда-то безрассудно примерявшие маски, понимаем, что в жизни своей упустили что-то очень значительное. И если ты чего-то не понимаешь — в классической ли культуре, или в современных молодёжных тенденциях — это значит, что ты не видишь глобальной взаимосвязи. Значит, что в один прекрасный момент времени ты уснул и свою жизнь не проживал. Устройство мира достаточно просто и понятно. Но если выпадает звено из цепи — это первый сигнал о том, что несколько ходов своей драгоценной жизни ты потерял — кто-то играл тобой, кто-то другой управлял ходом вещей. И играл не ради твоего развития, а ради получения наживы. Стыдно не знать мировых политических тенденций. Стыдно не понимать, какими токами и дорогами движется мир. И более того — стыдно не знать, что будет завтра. Именно в этот момент в вашей голове начинают кричать ягнята. Те самые ягнята, которых вы отчётливо запомнили из детства. С той поры, когда ещё сами распоряжались своей жизнью. У каждого был такой период времени. Почему вам это разрешалось? Потому что проку в финансово-политической системе современного мира от вас абсолютно не было, вы были ещё бесполезны. И вам была доступна свобода быть собой. Поэтому многие люди так тепло отзываются о детстве — они не понимают, что были доверены сами себе. Они не понимают, что когда кончилось детство, они перестали быть собой. Они боятся об этом подумать.

Многие из вас, я уверен, будут ждать от сегодняшнего путешествия несколько другой букет мыслей и эмоций, чем тот, который будет выстроен в их черепных коробках. Однако послевкусие должно быть именно таким, каким вы его почувствуете сегодня. И я настаиваю на этом. Персонаж более чем талантливо созданный, тщательно выписанный из мира небытия — доктор Ганнибал Лектер в "Лабиринтах".

 

И не имеет значения — действительно не имеет — говорить о человеке из плоти и крови или о персонаже, придуманном в чьём-то воображении. Ведь каждый из нас, кто представляет собой хоть что-то достойное, выдуман напрочь. Причём зачастую выдуман из самого непотребного материала, который он смог найти. Разве не так?..

И, начиная рассказ о биографии нашего сегодняшнего героя, нужно сказать, что он родился в 1981-ом году в Америке на страницах произведения «Красный дракон», которое создал писатель и журналист Томас Харрис. Его образ тогда ещё не был ясным и отчётливым, да и сам персонаж скорее представал в произведении как внешняя сила, которая просто раскручивала действие на полную катушку, поддерживала огонь в костре внимания читателей. Для нас, по большому счёту, эта дата — единственная формальность, которая имеет хотя бы какой-то смысл в дальнейшем описании всего происходящего. Жизнь доктора Лектера начинается с момента его ареста. Рискнём предположить, что до этого достаточно неплохой психиатр и, по совместительству, каннибал в окружающем мире мало чем выделялся из прочей толпы людей. Кроме разве что интереса к вкусной и здоровой пище, да страстной тяги к психологии человека. Но этим современное общество, как вы понимаете, не удивишь.

Заточённый в подвал, в лабиринт за тысячью решёток и дверей, наш персонаж учился по-новому воспринимать реальность. Его камера не имела окон, и лишь память помогала представить всё то, что происходит сейчас на поверхности. Пение птиц, цветение высоких могучих деревьев. Обшарпанные стены камеры изредка завешивались нестройными «полотнами» с очередными зарисовками. Память — вот что остаётся, когда теряешь способность видеть окружающий мир. И фантазия, которую никто не в силах задушить ни при каких обстоятельствах. Если только ты сам этого не позволяешь. Потому наш главный герой не теряет ощущения вкуса жизни даже в тюрьме. И это словосочетание «даже в тюрьме» — тоже, как вы понимаете, абсолютно бессмысленно. Человек свободен, пока он хочет быть свободным.

И вот длинной вереницей уже приходят к доктору Лектеру психиатры и психологи, просят выслать им его публикации и называют его весьма талантливым профессионалом своего дела. Но быть профессионалом в такой-то уж фиктивной науке как психиатрия не так и сложно. Разве нет? И если ты знаешь, что каждый человек — просто пакет, набитый чужими вещами, ты прекрасно понимаешь, что вычищать его нужно до донышка. До последнего глотка. И что вообще может быть проще, чем, выпутавшись из паутины лжи и поголовного лицемерия — разочаровавшись во всем, увидеть мир чистым и пустым. Таким же пустым, как и эти люди, которые снуют вокруг тебя. Религия — их последняя надежда. И остаётся либо верить в миры, которые способен придумать далеко не каждый сумасшедший, либо в себя — ежесекундно. Какой идиот придумал поговорку: «Что позволено Юпитеру, то не позволено быку»? И кто может помешать умному и достаточно самостоятельному человеку стать Богом в своём мире. Ну или вечной случайностью, вечной переменной в жизни другого человека? В этом, безусловно, есть что-то от мании величия. Но как можно развенчать чужие иллюзии, если не таким жестоким, но действенным способом? И раньше всех этих Джонов Крамеров, которыми восторгается современная молодёжь, доктор Ганнибал уже наслаждается в высшей степени виртуозно простроенной игрой, сообщая в форме изощрённо зашифрованного кода адрес проживания своего старого знакомого — детектива Уильяма Грэма некому Фрэнсису Долархайду — изощрённому маньяку с напрочь сорванной крышей. И это не подлость или банальная сдача своего старого знакомого на корм Великому Красному Дракону, о нет! Это приближение того, к чему стремился сам Уильям — к встрече с собственными страхами. И будьте аккуратны со своими желаниями. Иногда они имеют свойство сбываться.

Но полно о пресловутых маньяках. В следующей книге Харриса («Молчание ягнят») безликий, как кажется, абсолютно прозрачный персонаж — доктор Лектер — уже обретает собственное лицо. Пациент — агент ФБР, Кларисса Старлинг. Речь, конечно же, пойдёт не о ней — и что нового, по большому счёту, можно сказать о простом агенте ФБР? Не агенте даже, а молодом стажёре, к тому же имеющем достаточно странную манию — манию защищать слабых. И это очень и очень интересный диагноз в наше время. И чтобы ягнята больше не блеяли, обязательно требуется разрешение внутреннего конфликта главного героя при помощи доктора Лектера. Мышление абсолютно свободного человека плюс полное игнорирование окружающих условий делают его фантастически самодостаточным. Посадить за решётку можно кого угодно. Можно заточить минотавра в огромном замысловатом лабиринте, убедив себя в том, что избавился от него навсегда. И в большинстве случаев это действительно будет правдой — слабый и сломленный, этот зверь зачахнет в четырёх стенах и превратится в жалкое бесхарактерное подобие человека. Но только не тот, чей внутренний голос хохочет до кровавой слюны, только не тот, кто настолько силён, что при упоминании его имени даже тюремщики невольно вздрагивают и опасаются встретиться с ним взглядом. И кто захочет проверить самочувствие зверя в лабиринте? М?

Любой монстр имеет право на демонстрацию! И вот — наш сегодняшний персонаж. Тот, кто сумел мастерски доказать теорему о несгибаемости человеческого духа. Каннибал и просто помешанный на своей профессии самовыродок, абсолютно безразличный к своим оковам. И это самое сложное — не верить в свои цепи. Оставаться беспристрастным при любом ударе судьбы. Не то, что сотни раз подниматься из грязи, а просто не падать в неё, абсолютно не замечая того, что плетут рядом все эти судьи и якобы обличённые властью законники. Быть собой при любых обстоятельствах и не терять чувства собственного достоинства — вот, что главное. Понимать, что ты — прав. И спорить с тобой может только круглый идиот. И не важно — в погонах он или в гражданской форме. Важно другое — насколько он равен тебе в мастерстве сохранения самого себя. И готов ли идти на диалог. И готов ли понять то, что всю жизнь играл роли, навязанные большим кукольным театром, где, как оказывается, даже самый высокопоставленный чиновник не способен оставаться собой и пляшет под чужую дудку. Лишь осознав это, начинаешь понимать, насколько ты выше их всех — самый обычный психопат и заключённый. Заключённый кем? Куда? Какие полномочия нужны им, чтобы отобрать у тебя себя самого? Кто вообще на это способен? И только ты сам убиваешь себя, смиряясь с осуждением окружающих. Каждый имеет право на своё мнение — и весь этот балаганный суд, и все эти бесконечно умные агенты ФБР, которые вьются вокруг тебя. Кто они такие, скажите мне? Нужно просто научиться понимать, что, несмотря ни на какие ярлыки, окончательно и бесповоротно убиваешь себя лишь ты сам. Но это, кстати, тоже твоё право! Нужно уметь превращать свои слабые стороны в свои уникальные свойства. И делать это так, чтобы ни одна выдуманная кем-то тварь не смогла убедить тебя в твоей неправоте. И наш персонаж просто смеётся в лицо тем, кто сам себя загнал в ловушку. Тем, кто пытается перебороть собственные страхи при помощи доказательств какой-то своей состоятельности. Доказательств кому? Самому себе разве что. Но это уже, согласитесь, крепко попахивает шизофренией высшего пилотажа. Диалог с самим собой. И защита даже самого хитроумного оппонента сразу же рассыпается перед талантом доктора Лектера показывать человеку его же самого без прикрас. Того, кого он прячет за хитрыми уловками и кучей масок. Будь это растерявшийся Уильям Грем или маленькая девочка Кларисса, которая бежит по полю с ягнёнком, крепко прижатым к груди. И кто виноват в приобретении всех этих наивных глупых комплексов? Не тот ли, кто хочет убежать от самим собой придуманных слабостей?

 

Ваша жизнь испорчена вами самими. Вы просто протачиваете её насквозь и потом просите помощи. Делаете вид, что обстоятельства делают вас такими — беспозвоночными, мерзкими, слабыми. И если хотя бы кто-то указывает вам своё место или просто отнимает то, что вам никогда не было нужно — вы начинаете возмущаться, считая убытки. Многие из вас не заслуживают даже половины того, что у вас есть. Именно поэтому вы боитесь. Боитесь тех, кто покажет на вас пальцем и скажет, что вы — ничтожество. Вы избегаете этого только потому, что это — правда. Сильному человеку абсолютно нечего бояться и ему плевать, что говорят вокруг.

Ты уже никогда не сможешь выбраться из этой колеи, в которой твоя судьба, в лучшем случае — подбирать чьи-то крошки и объедки. Но дайте мне действительно стоящего противника, и перед ним я сниму свою шляпу. Того, кто выдуман напрочь, а потому — не играет в ваши игры. Того, кто научился сохранять себя в десятках липких паутин, кто проскользнул мимо тысячи волосатых лапок современных мировоззрений и отчаянно пытается остаться собой. Но таких нет. И есть лишь ищущие. Идущие. Спускающиеся в этот лабиринт подвала, где перед ними — обычный человек, объясняющий своё поведение самыми откровенными, а потому — самыми шокирующими мотивами. И если фальшивит музыкант, то грош цена такому музыканту. И если фальшивит человек, то его гнилое нутро уже не исправишь — он запутался и наслаждается своей запутанностью. И помочь ему может только ловкий паук, который единственный способен получить хотя бы каплю пользы из этого насекомого.

И из мечтателей и романтиков в наше время сохранились лишь редкие представители фанатиков своего дела, да серийные убийцы, которые, чёрт возьми, не могут отказаться от мысли стать Богом этого мира. И становятся Богами в глазах своих жертв. Они просто слишком слабы и не видят другого способа самореализации. Однако за подобными лукавыми рассуждениями очень легко забыть о том, что наш сегодняшний персонаж — сам тот ещё ловец на живца, который, подцепив на крючок, уже не отпустит до самого конца и будет дёргать за леску всё сильнее и сильнее, пока не добудет всё, что нужно ему — всё нутро человеческое. К концу трилогии, однако, образ злодея окончательно отслаивается от доктора Лектера и тот, кто представал садистом и извергом, уже окончательно становится борцом за идею, пытающимся выжить в условиях современного общества. Тот, кто сам представал зверем, уже меркнет на фоне Мейсона Вёрджера — свихнувшегося миллионера, ведомого лишь жаждой мести. И образ этого пациента из прошлого уже заставляет задуматься о моральных обликах тех, с кем обычно приходилось работать доктору Лектеру. Безумный паноптикум, которому позавидовал бы даже сам лицедей Барнум. Однако вернёмся несколько назад.

Сегодня уже ни для кого не секрет, что доктор Лектер — мастер блефа и хитрейший словоплёт, который тысячью паутин опутывает свою жертву, избавляя её от одних страхов и наделяя другими, более насущными. И этот элемент случайного наказания, демонстрации зеркала своему пациенту — единственное, что действительно пугает при встрече с доктором. Quid pro quo — услуга за услугу — вот основное правило каждого уважающего себя психиатра. И кому, как не талантливому доктору, понимать это? Однако, несмотря на всю, как кажется, материальность данного персонажа, ещё находятся чудаки, которые считают, что синие занавески в произведении классика обозначают ностальгию по Родине, депрессивные настроения и всё что угодно, только не синие занавески как таковые. И многие из них внезапно открыли дверь в подвал, о которой не догадывался даже сам автор. И тут более чем плоский детективный сюжет предстал перед нами как транссюжет, в котором каждый из этих самых неугомонных искателей понимает все материальные описания образно. И глубокий тюремный подвал, описанный автором, уже превращается в глубины человеческого подсознания, в которых заперт, спрятан от посторонних людей и от себя самого, тот самый минотавр. А найти путь к нему — значит не побояться преодолеть километры лабиринтов, каждый шаг по которым сопровождается мыслью о том, а стоит ли вообще встречаться с этим внутренним чудовищем? И преодолеть эти лабиринты намного труднее, чем встретиться со своим внутренним зверем. Понятно, конечно же, что внутри каждого из нас живёт то существо, тот трикстер, который всегда готов показать нам наш собственный облик, показать нам то, чем мы являемся без тонн грима и масок. И назовите его, как хотите, представьте как угодно — суть от этого не поменяется. Но я просто не вижу более близкой метафоры, более удачного персонажа для выполнения этой функции, чем доктор Лектер.

И вот вы аккуратно ступаете по этим самым лабиринтам, заглядываете в различные комнатушки и видите сотни людей, стоящих напротив зеркал. Кто-то заглядывает в них смело и открыто, а кто-то боится открыть глаза и увидеть то, что отразится в блестящей, никогда не лгущей глади. И даже самый отъявленный негодяй знает, кем он является. Но из-за тысячи связей, которыми он опутал себя в этой жизни, он просто не может снять маску, не погибнув. Потому — догадывается, что увидит в зеркале. И потому — боится. Он вынужден играть эту роль так же насильно, как вы — вынуждены играть себя. В этом природа вашего страха. Вы можете прикрываться сотнями мудрых идей, железных оправданий своих поступков, мотивов и поводов, невозможностью свернуть с пути, но зеркалу всё равно. Оно обязательно отразит вашу истинную сущность. Хотя вы и так знаете, кто из вас действительно ищет выход, а кто — просто фанат интеллектуальной жвачки лишь потому, что модно быть психонавтом. И подобные фанаты, рано или поздно, обязательно отсеиваются, потому что, черпая снаружи, боятся зайти вглубь и захлебнуться самими собой. Боятся увидеть всю собственную мерзость и грязь.

Однако терапия эта проходит не ради красного словца или улучшения качеств человека, нет. Она — начало большой и трудной работы. Она — уход от плохого к худшему. Нужно помнить, что ваша цель — не найти в себе хорошее, но выгрести всё дерьмо, которое накопилось за долгие годы. Бесполезно плясать вокруг одного единственного цветка, когда рядом огромные кучи мусора. И нельзя забывать, что плоды всегда поспевают в конце, а пока человек жив — он ежедневно должен выгребать свои авгиевы конюшни и не просить лишнего. Иметь мудрость и силы для того, чтобы увидев в отражении того же, уже избитого, Эдварда Гейна, не ужаснуться, а улыбнуться. И приняться за дело. Править себя. Это, однако, не подразумевает какое-то нелепое смирение со своей ущербной сущностью — отнюдь. Само знание о себе уже является мощнейшим оружием, которое можно гордо поднять над головой. И когда лицемер называет вас лицемером — вы невольно улыбаетесь. В вас просыпается та самая частичка доктора Лектера, которая говорит: «Да, это так». Но, когда ты начнёшь вытаскивать из оппонента самые важные жилы, которые придумал и вшил в него кто-то другой, ты увидишь, как сшитая кукла разваливается по кускам. И как человек, в котором нет ничего своего, просто теряется и расползается на части, называя вас чудовищем. И, может, стоит стать чудовищем в глазах других, чтобы просто сохранить своё лицо? Остаётся надеяться только на то, что у вас с пациентом выйдет хороший спарринг, если у него за душой есть хоть что-то не навязанное.

Я ежедневно смотрю на вас — десятки людей приходят ко мне, чтобы отыскать то самое зеркало. Вы боитесь. Я тоже когда-то боялся Того-кто-сидит-в-пруду. Но когда ты начинаешь играть с ним — он начинает играть в ответ, а если ты боишься его — он боится тебя. И как можно найти себя, если себя боишься? Я люблю тех, кто смотрится в зеркало чаще остальных. Мне нравится их смелость. Они не боятся чудовищ внутри себя.

Автор: H.L.
Поделиться
К другим постам >>
 
Яндекс.Метрика