Москва, Старопетровский проезд, 7А стр6 офис 407
+7 495 740 9778

Ганс Рудольф Гигер: синтетические сны

Опубликовано 26.06.2015

134797_600.jpg 


Чудовища не появляются ниоткуда.
Джоди Пиколт.




    Приветствую тебя, мой уважаемый Друг! Читатель, который сам не знает, что сегодня вытворит со своим миром. И, как кажется, хочется всего лишь сесть и почитать про интересного человека, создателя всем  известного образа "Чужих". Но стоп! Избитые темы, избитые повествования, клише. Они вас ещё не бесят? Вас не раздражает то, как ведут себя все эти бездарные биографы и фанаты, которые мусолят даты и события, даже не задумываясь о том, что происходило внутри человека в определённые моменты просветления и рождения идей? И вам, тем, кто читает меня хотя бы год или два, я уверен, уже не сложно заглянуть внутрь черепной коробки любого человека, научиться видеть мир его глазами. И сегодня я открою вам один из подходов изощрённого вуайериста - способ проникнуть в чужую голову, в чужое сознание, соберу в одну большую систему разрозненные намёки из прошлых статей. Не думайте, правда, что это прикладные курсы или окончательное разоблачение магии. Магию, как вы знаете, невозможно разоблачить - лишь перекрыть более сильной и плотнее сотканной. Но это уже отсылка на нашу с вами жизнь О.Ж. Гранта. И я надеюсь, что этот персонаж знаком вам. Непревзойдённый трикстер. Маг.

     Сегодняшний же наш персонаж - Алистер Кроули мира Образов. И именно так - Образов с большой буквы. Бесспорно ясновидящий, тот, кто наяву Ясно Видит существ, которых потом перенесёт на свои полотна. Тот, кто за руку здоровается с каждым смертоносным созданием, рождённым в недрах собственной головы. Человек, материализовавший перед собой свой собственный Ад. И кому нужен скучный Рай с его ангелами и пресными мелодиями трелей? Только кибернетические грёзы, только фаллические фигуры и соитие существ более чем чуждой нам природы, только общение с этими демонами подсознания. И мы уже поняли слишком много, как кажется. Нужно развивать повествование медленнее и мучительнее, чтобы атмосфера создавалась более плотная, терпкая. Атмосфера, похожая на грубое сукно, превращающая воздух во множество тонких незримых корневых волокон, проникающих непосредственно в лёгкие и мозг. И, когда этот вирус высшей пробы уже проберётся через все хитросплетения ваших бренных организмов, его маленькие шустрые корешки уже вцепятся в саму серую мякоть мозга, ловко извернувшись между извилинами. А после, когда наш сегодняшний персонаж, лукаво улыбнувшись левой стороной рта, уже приподнимет правую бровь и начнёт трансляцию видимых лишь ему одному образов, вы задохнётесь от их реальности. Устремившиеся вглубь сознания корни идей просто совьются в одну тугую косу, увлекая в игру ваш уже порядком измочаленный мозг. А что же наш сегодняшний персонаж? Всё как всегда - паук всегда должен находиться в центре своей паутины, из которой он тянет слабый шёлк своих тенёт, увлекая в плен фантазий и ужаса всё больше маленьких, любопытных мошек.

       И я в сотый раз не перестаю удивляться тому, насколько вариативны и различны люди – в насколько разнящихся сферах жизни можно стать Мастером! И кто-то занимается философией, кто-то увлечён терзанием гитарных струн, кто-то всего лишь мечтает завести свой байк и уехать в ночь, глотая тысячи миль шоссе, играя со смертью в прятки. Персонаж сегодняшней статьи - стопроцентно талантливый ткач паутин, в которые попадается любой всматривающийся во Мрак нашего сегодняшнего Гения.




 


       И да, вы можете, конечно же, меня сегодня обвинить в необъективности, но я постараюсь максимально отдалиться от той основной гигеровской темы, которую с удовольствием мусолит Голливуд. Вернее, от популярной её подачи. И само рождение на свет, само появление в этом мире очередного человека, мы даже не будем считать "рождением гения". Да и что это за дурацкий термин такой? Каждый из нас способен стать гением. И не нужно никаких "рождений". Если вы обставите комнату тем, чем обставил её сосед, вы будете типичным обывателем. Тоже самое и с головой - выбирайте мебель для ваших мозгов. Ищите то, что хотите видеть в своём мире, а не ориентируйтесь на самую приемлемую безделушку в головах других людей. Вам не нужны чужие мысли, вам не нужны чужие осколки, вам нужны ВЫ. И более никто.  И сможете ли вы сами выступить в роли гениального архитектора собственного Ума?

      О детстве нашего сегодняшнего персонажа, естественно, известно немного. И почему "естественно", спросите вы? Да потому что он ещё жив. Слава и общее признание последуют позже, когда маэстро уйдёт от нас. Родятся тысячи идей и толкований, интерпретаций образов и исследований "зашитых" внутри этих образов кодов. Ганс Гигер родится в 1940-ом году, в Швеции, в городе Кур. Его отец аптекарь и сама атмосфера не в только доме, но и в обществе, уже ждёт, как кажется, смельчака, который посмеет играть с Тенями, Мраком и Смертью. И мальчик этот уже рождается, как вы понимаете. Более того, если прослеживать всю его жизнь, можно будет увидеть и взросление его персонажей. Кто, и когда пришёл к нему из той самой Тьмы, которая нашептала мотивы будущих полотен? Кто может сказать? Конечно же, я могу - из этой тьмы вышло как минимум два персонажа, первый из которых великий Юнг, со своим набором архетипов, а второй - Сергиус Головин, которого называют швейцарским Тимоти Лири. И кто такой этот Головин, вы не узнаете никогда - ни одной внятной биографии вы не найдёте и не прочтёте, хотя, казалось бы - художник, поэт, новатор. Только труды, только труды. Однако, всё равно, будете вы его знать или нет. Достаточно того, что Гигер узнал, кто это такой. И приобщился к идеям философа и уже подсел на истины такого сорта, спрыгнуть с которых очень и очень сложно. И истины эти стали его билетом на вагонетку в парке ужасов, только вот образы в тёмном и мрачном лабиринте выписывал сам Гигер. И сам себя пугал. И был восхищён.

       Всеми своими детскими увлечениями Гигер поделится сам, в автобиографии. Среди прочего он расскажет о том, что ему всегда были интересны девочки, цирк и "тёмные закоулки". Мы не будем вдаваться в психологические трактовки, доказывать, что "синие шторы в произведении автора символизируют ностальгию". Синие шторы это всего лишь синие шторы. А вот что кроется за ними - вопрос уже несколько иного порядка. И всем порождениям своих тёмных кошмаров, со временем, Гигер предаст более взрослые, более вкусные образы - это и мрачные анатомические курьёзы различных биологических форм, и множественные сцены сексуального насилия и половых актов, которые будут являться в его творчестве альфой и омегой. И всё это понятно свободному от стереотипии мозгу - всё это банально и просто, подобные процессы не должны вызывать никаких паник, тревог и неврозов. Свободное слияние людей в свободном от Бога мире. Внедрение транссюжета в самосочинённую Вселенную. И вой религиозных фанатиков тут не только не оправдан, но и непонятен - никто не лезет в ваш мир. О каком сатанизме в реальности вы можете вести речь? Весь сатанизм Гигера - а это, несомненно, грань сатанизма, если быть дотошным - здесь, на холсте. И сам этот термин не означает победу мрачных образов, но лишь показывает изнанку мира, грань, которую от нас скрывают, но которая является более честной и более приближенной к современному состоянию нашего мира.

        С самого детства мальчик, который играл с тенями и придумывал своих персонажей в контексте, более чем грамотно созданных, окутанных Тьмой миров, отличался незаурядностью мышления, поведения, выдаваемых на холстах образов. В возрасте 19-ти лет Гигер публикует ряд своих работ, объединённых в цикл "Atomkinder", который сразу же пробьётся в несколько подпольных журналов. Но, до признания и успеха ещё далеко. Первой действительно серьёзной работой Гигера станет цикл образов, объединённый под названием "Necronomiсon". В это время Гигеру уже 37. Он определился в своём стиле и всё те же тёмные голоса, которые послали ему видение атомных детей, уже взрослеют в голове. И принимают очертания и не человеческие вовсе. Атомные дети растут. Растут на благодатной почве - их создатель многое сделает для взросления своих образов. Скормит себя Тьме до крохи - станет собирателем оккультных предметов, имеющих отношения к Чёрным Мессам, будет стараться всё чаще проводить время в домах с дурной славой - классических прибежищах привидений и прочих мерзких сущностей. У Гигера будут храниться подаренный в детстве отцом человеческий череп, а так же масса школьных, мрачных воспоминаний, в числе которых незабываемые прогулки на детской площадке, расположенной на месте, в Средние века служившем для казни преступников.

       И вот Мальчик и его Персональная Тьма встречаются в подвале дома аптекаря. Маленький Ганс, как кажется, не боится мертвецов и привидений. Ему чужды образы рыцарей, спасающих принцесс - всё это слишком сопливо и слишком избито. Гигеру приятнее исследовать Страх, исследовать Непознанное, Смотреть-во-Тьму. Впоследствии, Гигер будет скупать соседние дома, чтобы расширять свой подвал, дабы мир Образов, Снов и Видений предстал в своём расширенном формате. И сами стройте свой скучный и избитый рай! Наш сегодняшний ребёнок жаждет большего! Он жаждет выстроить собственный Ад и изучить его. Каждый сантиметр, каждый закоулок, поздороваться с его обитателями, рука об руку пройти с ними в захватывающем воображение путешествии! И, если бы настоящие художники, поэты, авторы, могли уйти в миры, которые посылают дальний свет маяка им во сне, вы думаете, они бы остались тут? А ведь это очень мучительно - проецировать образы, которые приходят, которые видишь так ярко, что, кажется, способен потрогать их рукой, но понимать, что ты не способен уйти вслед за ними. Разве что, покончив с собой. И что остаётся на картине после увиденного? Слепок, отпечаток? Гениальный? Кто-то скажет "ДА!". А для тебя самого? Для того, кто это всё видит, такие отпечатки, всего лишь попытка запечатлеть одну из деталей пейзажа, показанного тебе. Запечатлеть то, что ты сам считаешь суррогатом, в сравнении с образами, теснящимися в голове. Но как их выразить? Как ими восхититься и попробовать восхитить других, если мозг на бумагу просто не намажешь?

       С успехом "Некрономикона" к Гигеру, конечно же, придёт популярность, но многие жители сети Интернет скажут, что ещё до этого альбом у Мастера был ряд интересных произведений. И только в Интернете можно будет найти такие фильмы как "Heimkiller", в котором визуальный ряд ленты, заключённой всего лишь в 11 минут времени, не уступает шедеврам Шванкмайера или Линча, странный и "узловатый" "SwissMade 2069", в котором Мастер впервые попробовал себя в создании костюма. И костюм был очень прост - существо, представляющее некое подобие ксеноморфа, имеет встроенную в голову камеру и вмонтированный в грудь бобинный магнитофон. Просто, оригинально и, впрочем, изящно - спасибо девушке, которая согласилась примерить на себе это творение.








       В образном иллюстрировании своей теории пренатальных матриц, известный чех Станислав Гроф всё чаще обращается к "Некрономикону" Гигера. Посмотрите внимательно, пожалуйста, на эти образы. На этих детей и ещё не рождённые плоды человеческие. Отпечаток боли и ужаса, войны и насилия на их лице, несомненно, вписывается в теорию Грофа. Вы, конечно же, образованные люди и знакомы с ней. И термин "пренатальная матрица" я сегодня не собираюсь для вас расшифровывать. Кто захочет, тот слижет все капельки смыслов, а лентяю, который только подставляет рот в ожидании очередной порции разжёванной каши, просто не место здесь сегодня. Да и завтра тоже. И вот эти изощрённые роды. Детки - пули, которых в дуло пистолета уже подаёт бездушный, лишь для этого и созданный механизм. И, помимо пустой позёрской истерики восхищения мраком и псведокрутостью, здесь присутствует ещё несколько уровней смыслов, на которые широкой публике, как водится, наплевать. Ну, а Гигеру вполне наплевать на широкую публику. В одном из своих интервью Маэстро как-то заявил: "Это всегда было исключительно моим восприятием. И если это стало отвечать духу времени, то мне, признаться, нет до этого никакого дела"

       И почему его образы такие живые, такие захватывающие, действительно СУЩЕСТВУЮТ, а не просто мёртвым грузом висят на стенах? И сам мастер, конечно же, связывает это с работами великого Фрейда - его метод, самый лёгкий способ оживить любой образ. Там, где жизнь переплетается со смертью, там, где Эрос и Танатос неразрывно связаны, возникает Великая Химия Жизни. И образы, как кажется, абсолютно нечеловеческие, предстают перед нами препарированными, с извлечёнными на поверхность эмоциями и стремлениями к могиле, к конечности своей странной и такой необычной жизни. И что может быть более абсурдным - стремление биомеханоида к смерти? Но, утопая в вязких сюжетах бытия существ, наполненных агонией жизни, существ, чьи лица, одновременно, так изощрённо напитаны смертью, мы уже прослеживаем саму концепцию автора.  И вдохнуть жизнь в такую странную тварь - дорогого стоит. Но Гигер видел её живой и при помощи своего острого глаза и памяти, способной воссоздавать мельчайшие детали, сумел добиться невозможно высокого процента совпадения при переносе образа на бумагу. В своё время, при знакомстве с творчеством графа Лотреамона, Гигеру в память запала одна фраза великого циника: "Прекрасно, как случайная встреча швейной машины и зонта на анатомическом столе". И этот образ - сплав живого и неживого, породит всё то многообразное великолепие, коим теперь может гордиться автор этих нетленных видений. Точки зрения многих талантливых людей раскрывают в образах Гигера не только то, что видят школьники - мрачняк и секс, но нечто более глубокое. Тимоти Лири - широко известный в узких кругах приятель Гигера, так определит его опыты: "Творчество Гигера тревожит и ужасает нас потому, что охватывает громадный эволюционный период. Оно показывает нам - и даже слишком отчетливо - откуда мы пришли и куда уйдем. Он погружается в наши биологические воспоминания. Он делает наши младенческие фотографии за восемь месяцев до нашего рождения. Гинекологические пейзажи. Внутриматочные открытки. Гигер опускается даже еще глубже - в ядерную структуру наших клеток. Хотите знать, как выглядят ваши цепочки ДНК? Взгляните на его работы".

       Гигер никогда не боялся экспериментировать. Он стал одним из первых профессиональных художников, которые прибегли к помощи аэрографа в своих работах. До этого считалось, что такая тонкая работа, как создание образов, станет ещё сложнее, если включить в процесс работы механизм. Но кому, как не великому и ужасному мастеру техносинтеза использовать механизмы в своей работе? Гигер экспериментирует с оккультизмом, прибегает к технике раскрашивания фотографий акрилом и добавлений на них некоторых новых элементов (именно так созданы полотна с изображение Дебби Харри).

       И наивно было бы полагать, что всё вдохновение героя -  исключительно фантазии, рождённые прочтением Лотреамона и мрачной игрой Теней. Когда ты понимаешь, что внутри тебя некая сила уже готова зачать, ты начинаешь искать Творческое Семя, которое вступит в яркий метафизический танец с твоим естеством и породит нечто новое и неизвестное, ещё недоступное тебе. Эта сила, в потенциале своём, может представать ноющим чувством, разливающимся от солнечного сплетения горизонтально во все стороны. Она даёт ощутить те ремни, которыми перетянут промежуток между третьим и пятым рёбрами человека. И когда ты видишь или слышишь недостающую часть мозаики, которая уже готова собраться внутри тебя, рёбра, кажется, размыкаются и сливаются воедино с этой Бессмысленной Пропастью, дарующей нам Всё-Что-Существует-На-Свете. И при слиянии этом, нутро создателя становится инструментом, идеально настроенным на одну волну с его вселенной - его Тёмным или Светлым миром. Вдохновение это - смоляные глубины мрачного колодца. Вдохновение это - первый жёлтый лист, слетевший с берёзы в старом чарующем парке. Вдохновение это - спокойствие дикого зверя, живущего на скалистых откосах гор. И в своём колодце снов, наполненном мрачной вязкой болотной водой, Гигер уже видит очертания этих образов. Да, великий, как кажется, мастер, ничего не придумывал сам - всё, что являлось ему, являлось в мучительно тягучих снах. И все образы чудовищ, созданные по заказу "Голливуда" ли, или переданные не полотне, изначально живы. Они существовали задолго, задолго до Гигера и просто ждали своего появления, своего рождения. И сколько подобных чудовищ  ещё материализуется в нашем мире в будущем? Но это даже не настолько принципиальный вопрос. Более интересно - сколько ещё уголков человеческого сознания осталось не тронуто? Сколько образов, мыслей и идей таит в себе Великая Бездна Сознания?

       И наш мозг - этот самый сложный и самый невероятный из механизмов, придуманных природой, мы пускаем на фарш в войнах и конфликтах, стычках и потасовках. Только человек, обладающий огромным интеллектом организма, может так безумно распорядиться своим потенциалом. Мы вкладываем силы в формирование внешнего. Мы надеемся на других и ничего не делаем сами. Весь день наш мозг отключен, и к вечеру мы уже забываем, где находится та самая кнопка, которая включает самую великую творческую вселенную на планете. И вот наш герой, подобно Тесею, уже блуждает в лабиринтах собственного сознания. И натыкается на двери, за которой одно чудовище живее другого. А каждое из них по отдельности - намного живее человека. Человека, который не только потерял внешние ориентиры, будь то семья, инстинкт размножения или созидание Вечного, но и забыл свои основные вехи - Рождение, Смерть, Страх. И жизнь роботов рано или поздно поглотит нас, заставив мозг уменьшиться в процессе эволюции, это точно. Ведь спросите сами себя - когда вы хотя бы на протяжении дня контролировали мозгом все те поступки, которые совершаете. И сколько бездумных автоматических действий, либо действий по чужой указке могли бы проигнорировать? Скольких бед избежать? Сколько раз почувствовать себя счастливыми, в конце - концов? И если вы только сейчас поняли, что не умеете всего этого, у меня для вас заочно плохие новости.

        Наш же сегодняшний персонаж до сих пор живёт и трудится. Получивший "Оскар" гений, талантливый новатор и просто Мастер. Создатель самой необычной и самой жизнеспособной формы жизни - Чужого. Человек, создавший первую зарисовку бэтмобиля, не принятую, однако, режиссёрами.
      
        В датском аэропорту Гигера, в один прекрасный день, задержит таможня - её заинтересует багаж мастера, а если быть конкретным, некоторые его картины (неизвестен, правда, размер этих работ), которые служащие примут за фотографии. После недолгих споров ситуация урегулируется, а Гигер, уже позже, возмутится: "Где я мог это сфотографировать? В аду что ли?"

        И в жизни мастера многое будет связано с адом - выставки, на посвящённых Дьяволу вечерах, нелепая и странная смерть жены, застрелившейся после выхода из летаргического сна. Да и не опасно ли сновидеть, если ты живёшь рядом с человеком с такой сильной энергией? И что может приходить в кратковременных снах, когда вокруг такая атмосфера? Способны ли вы хотя бы представить? А в длительном летаргическом кошмаре, в котором образы не просто появляются на пару часов, но живут с тобой изо дня в день?

        И вот оно - высшее искусство, удостоенное собственной колоды Таро - "Таро Бафомета". Воплощённая художественная смелость и самобытность, кровь и плоть современной индустрии. Но под слоем этой плоти, как вы понимаете, как в древние времена, кроются всё те же мрачные сны и кошмары. И непременная жажда Любви и Смерти.



Автор: H.L.
Поделиться
К другим постам >>
 
Яндекс.Метрика